Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Related Articles

Евтух Т.В., Силина Е.А. Взаимосвязь разноуровневых свойств интегральной индивидуальности в группах с преобладанием левого или правого полушария

English version: Evtukh T.V., Silina E.A. The correlation between integral individuality parameters of different levels in people with left оr right hemisphere prevalence
Пермский государственный педагогический университет, Пермь, Россия

Сведения об авторах
Литература
Ссылка для цитирования


Представлен обзор исследований по проблеме взаимосвязи индивидуальных свойств с показателями функциональной асимметрии полушарий. В эмпирическом плане рассматривается характер взаимосвязи межуровневых отношений интегральной индивидуальности в группах с преобладанием левого или правого полушария. Полученные результаты свидетельствуют о том, что взаимосвязи между свойствами нервной системы и свойствами уровня «человек-организм» в группе испытуемых с левополушарным доминированием носят много-многозначный характер, а с правополушарным доминированием – однозначный. Между свойствами нервной системы и свойствами других уровней (темперамент, личность) в обеих группах испытуемых связи много-многозначные. Получены достоверные различия относительно личностных особенностей испытуемых с левополушарным или правополушарным доминированием.

Ключевые слова: индивидуальные различия, функциональная асимметрия полушарий, психофизиологические взаимосвязи свойств, интегральная индивидуальность

 

Постановка проблемы

Анализ исследований по проблеме взаимосвязи физиологических, темпераментальных и личностных свойств со свойствами нервной системы (СНС) показывает, что достаточно много работ, в которых раскрываются взаимосвязи перечисленных свойств с традиционным набором СНС: силой, уравновешенностью и подвижностью нервных процессов (выполненных в лабораториях Б.М.Теплова – В.Д.Небылицына, В.С.Мерлина, В.М.Русалова и др.).

Менее представлены работы, в которых изучаются взаимосвязи индивидуальных свойств с показателями функциональной асимметрии полушарий. Однако еще Б.Г.Ананьев, выделяя два основных класса индивидных свойств (возрастно-половые и индивидуально-типические), обращал внимание на связь функциональной асимметрии мозга с проблемой индивидуальных различий, считая, что особенности геометрии больших полушарий относятся ко второму классу свойств наряду с конституциональными особенностями (телосложения и биохимической индивидуальности) и нейродинамическими свойствами мозга [Ананьев, 1977].

Из ряда работ, рассматривающих взаимосвязи индивидуальных особенностей и функциональной асимметрии полушарий, более представлены работы, раскрывающие взаимосвязь межполушарной асимметрии с особенностями познавательной деятельности [Кордюкова, 1976; Зенков, 1978; Лурия, Симерницкая, 2005; Коновалов, Отмахова,1985; Меерсон, 2004; Кабардов, Матова,1988; Деглин, Черниговская,1990],и значительно меньше исследований, посвященных взаимосвязи межполушарной асимметрии с физиологическими, темпераментальными и личностными особенностями.

Так, А.Р.Лурия и Э.Г.Симерницкая установили, что у больных с поражением левого полушария страдает преимущественно произвольное запоминание, а у больных с поражением правого полушария – непроизвольная память.

В работе В.Ф.Коновалова и Н.А.Отмаховой получены данные, свидетельствующие о том, что при запечатлении слов у мужчин и женщин в основном активизируется левое полушарие, в обработке и запоминании числовой информации заняты оба, но ведущую роль играет левая гемисфера, а при восприятии музыки – правая. Однако у женщин вообще отсутствует реципрокный тип межполушарных взаимоотношений (когда рост активности одного полушария сопряжен со снижением степени активации другого) при восприятии и запечатлении разных стимулов, при этом функциональная асимметрия у них выражена слабее, чем у мужчин.

Особенности межполушарного взаимодействия в ряде исследований (в школах В.С.Мерлина и Б.М.Теплова) рассматривались в качестве природной основы способностей. В работе Г.В.Быстровой [Быстрова, 1964] были установлены факты, говорящие о зависимости некоторых способностей понимания художественных произведений от преобладания первой (связанной с преобладанием правополушарных механизмов) или второй (связанной с преобладанием левополушарных механизмов) сигнальной системы. При этом эмоциональное значение образа лучше обобщается испытуемыми с преобладанием первой сигнальной системы, а понятийное значение – с преобладанием второй сигнальной системы.

В исследовании М.К.Кабардова и М.А.Матовой [Кабардов, Матова,1988] установлено, что преобладание невербального (первосигнального, непроизвольного, непосредственного) компонента способностей у подростков сочетается с правополушарным доминированием в переработке слухоречевой и зрительной информации, а преобладание вербального (второсигнального, более произвольного, более опосредованного) компонента способностей в меньшей степени обусловливается природными факторами.

Одно из первых систематических исследований связи моторной асимметрии («рукости») с особенностями эмоционально-личностной сферы было проведено психологами Мичиганского университета [Harburg et al., 1981]. Авторами была исследована выборка из 1153 здоровых лиц, среди которых было 119 леворуких двух возрастных групп (18–30 и 40–70 лет). Было достоверно установлено, что у леворуких мужчин первой возрастной группы преобладают показатели по факторам «общая эмоциональность», «страх», «гнев», «снижение уровня самоконтроля». Среди женщин первой возрастной группы у леворуких была выявлена большая эмоциональность по сравнению с праворукими. В старших возрастных группах указанные зависимости проявились менее четко.

В.А.Москвин, В.Н.Клейн и А.П.Чуприков [Москвин и др., 1986] установили, что по мере нарастания левосторонних признаков у испытуемых увеличиваются значения таких шкал, как «нейротизм», «депрессия», «психотизм». Авторы высказали гипотезу о нарастании дисбаланса личностных свойств и соответствующем снижении устойчивости к эмоциональному стрессу по мере сглаживания функциональной асимметрии мозга.

Позднее В.А.Москвиным [Москвин, 1988] было установлено, что у мужчин с правым показателем пробы «перекрест рук» (то есть с признаками доминирования левого полушария) наблюдаются более высокие показатели по таким шкалам психодиагностического теста (ПДТ) Л.Т.Ямпольского, как «расторможенность», «общая активность», «общительность», «раздражительная слабость», а также более высокие показатели экстраверсии и эмоциональной стабильности (по Айзенку) и более низкие показатели тревожности (по шкале Спилбергера–Ханина). В группе мужчин с левым показателем пробы «перекрест рук» (с признаками доминирования правого полушария) была выявлена иная закономерность – повышение показателей по следующим шкалам психодиагностического теста Л.Т.Ямпольского: «гипотимия (пониженный фон настроения)», «шизоидность», «интрапсихическая дезорганизация», «конформность», «совестливость», «робость», «эстетическая впечатлительность», «сензитивность», повышенный уровень тревожности по шкале Спилбергера–Ханина, а также более высокие показатели интроверсии и нейротизма по Айзенку. Похожие данные обнаружились при интерпретации цветового теста Люшера. У женщин были установлены более сложные зависимости. Таким образом, по данным В.А.Москвина, у праворуких мужчин (с правосторонней унилатеральностью по ведущим руке, уху и глазу) асимметрия показателя пробы «перекрест рук» обнаруживает корреляцию с индивидуальными стилями эмоционального реагирования, которые соответствуют двум параметрам индивидуальности: общая активность и эмоциональность.

Исследования Е.Д.Хомской и др. [Хомская и др., 1997] указывают на более высокую личностную тревожность лиц с правосторонним вариантом профиля латерализации и преобладание высокой реактивной тревожности лиц с левосторонним доминированием в слухоречевой системе. Разнонаправленность полученных данных о личностной и реактивной тревожности рассматривается авторами как свидетельство их связи с разным уровнем обобщения собственных эмоциональных переживаний.

В работе Е.Д.Хомской и Н.Я.Батовой [Хомская, Батова, 1998] было показано, что испытуемые с признаками доминантности левого полушария проявляют себя как «оптимисты», а испытуемые с признаками доминантности правого полушария – как «пессимисты». Е.Д.Хомской и др. [Хомская и др., 1997] были получены данные, указывающие на специфику эмоционально-личностных качеств у музыкантов – студентов консерватории. У них (при накоплении признаков доминирования правого полушария) наблюдаются более высокие показатели реактивной и личностной тревожности, в целом более выражены признаки эмоциональной, психосоматической и вегетативной дезадаптации по сравнению с немузыкантами (студентами МГУ).

В последнее время интенсивно разрабатывается вопрос о вкладе межполушарной асимметрии в адаптационную деятельность [Казначеев, 1980; Колышкин, 1983; Хомская, Ефимова,1991; Будыка и др., 1995; Фомина, 2006]. Одними из наиболее информативных показателей адаптационных процессов являются показатели сердечно-сосудистой системы, в частности артериального давления и динамики сердечного ритма. Получены данные, свидетельствующие о том, что вегетативная регуляция, оцениваемая по показателям сердечного ритма, по-разному связана с отдельными видами асимметрии.

Е.В.Будыка, И.В.Ефимова и Е.Д.Хомская [Будыка и др., 2005] установили, что наличие в индивидуальном профиле латеральной организации левосторонних признаков асимметрии сенсорных и моторных функций (то есть при относительном доминировании правого полушария) способствует лучшему протеканию процессов адаптации, однако в субъективном плане это связано с более высокой реактивной тревожностью, более низкой самооценкой здоровья и самочувствия, с большим числом жалоб эмоционально-вегетативного типа. Полученные результаты о связи субъективных показателей адаптационных процессов и особенностей латерализации сенсорных и моторных функций авторы объясняют тем, что, с одной стороны, лица с доминированием правого полушария отличаются большей «чувствительностью» к процессам, протекающим в их организме, а с другой стороны, в большей степени склонны к отрицательному общему эмоциональному фону.

Позднее [Хомская и др., 1997] были получены данные, свидетельствующие о различиях в мужской и женской выборках относительно взаимосвязи показателей адаптации и особенностей латерализации. В мужской выборке при появлении левосторонних признаков в слухоречевой и зрительной системах состояние адаптации у испытуемых оценивалось как удовлетворительное, а при преобладании правосторонних признаков – как предрасположенное к напряжению механизмов адаптации. В женской выборке не удалось обнаружить значимых связей профиля латеральной организации и характера вегетативной регуляции как в состоянии покоя, так и после физической нагрузки, хотя было отмечено некоторое влияние латерализации слухоречевой функции на уровень вегетативного обеспечения в состоянии покоя (наилучшие показатели вегетативной регуляции наблюдались у девушек с левосторонними слухоречевыми асимметриями).

Таким образом, некоторая степень разработанности заявленной проблемы существует, однако в русле теории интегральной индивидуальности взаимосвязь межуровневых отношений «человек-организм» – «человек-нервная система» – «человек-индивид» – «человек-личность» специально не исследовалась [Силина, Евтух, 2006].

Цель настоящего исследования заключается в выявлении взаимосвязей между разноуровневыми свойствами интегральной индивидуальности в группах испытуемых с преобладанием левого или правого полушария.

Гипотеза исследования заключается в том, что структура связей между разноуровневыми свойствами интегральной индивидуальности в группах испытуемых с преобладанием левого и правого полушария будет различной.

Организация и методы исследования

Была проведена диагностика следующих разноуровневых свойств.

Уровень «человек-организм»: изучались антропометрические показатели (рост стоя и сидя, вес), показатели артериального давления и динамики сердечного ритма совместно с сотрудниками кафедры анатомии и физиологии человека ПГПУ (по методу Р.М.Баевского). Всего 15 показателей.

Уровень «человек – нервная система» (всего 9 показателей):
– сила и подвижность нервных процессов оценивались по методике Я.Стреляу и по двигательным методикам с помощью рефлексометра;
– полушарная активность измерялась с помощью активациометра, который позволяет определить следующие показатели: активность левого и правого полушария, психоэмоциональное состояние на данный момент. На их основе вычислялся показатель функциональной асимметрии полушарий (ФАП).

Уровень «человек-индивид» – изучались следующие свойства темперамента (всего 12 показателей): эргичность, эмоциональность, скорость и пластичность в психомоторной, интеллектуальной и коммуникативной сферах (по опроснику В.М.Русалова).

Уровень «человек-личность» – свойства личности диагностировались по 16-факторному опроснику Р.Кеттела (R.B.Cattell) и самоактуализационному тесту Л.Я.Гозмана. Уровень вобрал 30 показателей.

Таким образом, общий перечень показателей составил 66 позиций.

В исследовании принимали участие студенты Пермского государственного педагогического университета. Общая выборка испытуемых составила 151 человек (86 девушек и 65 юношей) в возрасте от 18 лет до 21 года.

Результаты исследования и их обсуждение

Общая выборка испытуемых была разделена по интегральному показателю функциональной асимметрии полушарий (ФАП) на полярные группы: с преобладанием левого полушария (ФАП > 15), всего 32 человека и с преобладанием правого полушария (ФАП < –20), всего 30 человек. Данные испытуемых со средними значениями ФАП в статье не приводятся.

Результаты анализа полученных данных по t-критерию Стьюдента представлены в табл. 1.

Таблица 1
Индивидуальные различия испытуемых с преобладанием правого / левого полушария (при р  0,05)

Показатель Преобладание Значение
t- критерия
правого
полушария
левого
полушария
Фактор G (сила эго – слабость эго) 6,10 7,57 –2,26
Фактор L (подозрительность – доверчивость) 6,55 5,22 2,15

Из таблицы видно, что существуют достоверные различия между выделенными полярными группами по двум личностным показателям: фактору G (сила–слабость «Сверх-Я») и фактору L (подозрительность–доверчивость).

Таким образом, испытуемые с преобладанием левого полушария обладают более выраженной силой «Сверх-Я» и более доверчивы по сравнению с группой испытуемых с преобладанием правого полушария.

Данный факт хорошо согласуется с клиническими наблюдениями, свидетельствующими о том, что больные с поражением левого полушария озабочены своим состоянием, тревожатся о нем, в то время как больные с поражением правого полушария беспечны и легкомысленны [Брагина, Доброхотова, 1988].

Человек с «выключенным» левым полушарием сохраняет цели, но остается без средств, значит, низка вероятность достижения целей и, как следствие, возникают тревога и депрессия. Человек с «выключенным» правым полушарием обладает набором средств, явно превосходящим его сузившиеся и упрощенные цели, отсюда – избыток положительных эмоций, эйфория, ощущение мнимого благополучия [Симонов, 1981].

Данные корреляционного анализа в каждой группе испытуемых представлены в табл. 2 и 3 (см. Приложение).

Результаты корреляционного анализа говорят как о сходстве, так и о различиях в выделенных взаимосвязях разноуровневых свойств интегральной индивидуальности в группе испытуемых с преобладанием левого / правого полушария.

Значимые связи между СНС и свойствами уровня «человек-организм» в группе студентов с преобладанием левого полушария свидетельствуют о том, что чем выше уровень психоэмоционального напряжения и активности левого полушария, тем ниже коэффициент вариации, являющийся одним из показателей активности парасимпатической нервной системы; чем выше сила возбуждения, тем выше показатели диастолического артериального давления и амплитуды моды (амплитуда моды отражает состояние симпатического канала регуляции, значение центральных механизмов для регуляции ритма сердца) и ниже математическое ожидание, характеризующее среднее значение частоты сердечных сокращений и отражающее конечный результат всех регуляторных влияний на сердце и систему кровообращения в целом; чем выше сила торможения, тем выше частота сердечных сокращений и ниже значение математического ожидания.

В целом в группе испытуемых с преобладанием левого полушария были выявлены много-многозначные связи между СНС и свойствами уровня «человек-организм».

Значимые связи между СНС и свойствами уровня «человек-организм» в группе студентов с преобладанием правого полушария свидетельствуют о том, что чем выше активность левого полушария, тем выше коэффициент вариации, чем выше сила торможения, тем выше математическое ожидание и меньше частота сердечных сокращений.

В целом в группе испытуемых с преобладанием правого полушария выявились одно-однозначные связи между свойствами уровня «человек-организм» и СНС.

Таким образом, изучая взаимосвязи между такими показателями СНС, как активность левого полушария и сила торможения, и показателями динамики сердечного ритма, мы наблюдаем прямо противоположную картину в группах испытуемых с преобладанием левого или правого полушария. Это указывает, с одной стороны, на факт повышенного влияния центральных механизмов регуляции сердечного ритма у испытуемых с преобладанием левого полушария и, следовательно, напряжение адаптационных механизмов испытуемых данной группы; а с другой стороны – на усиление тонуса парасимпатической системы в группе испытуемых с преобладанием правого полушария и, следовательно, интенсивность процессов саморегуляции, активацию деятельности автономного контура регуляции ритма сердца и, как следствие, – лучшую адаптацию испытуемых данной группы. Полученные нами факты согласуются с данными исследований Е.В.Будыки, И.В.Ефимовой и Е.Д.Хомской [Будыка и др., 1995], Н.П.Горбунова и В.В.Горбуновой [Горбунов, Горбунова, 1999], В.П.Леутина [Леутин, 1998].

Кроме того, в группе с преобладанием левого полушария наблюдаются много-многозначные связи между СНС и свойствами уровня «человек – организм», а в группе с преобладанием правого полушария – однозначные. Возможно, природу выявленных связей между СНС и свойствами уровня «человек-организм» можно объяснить следующим образом: связи между выделенными показателями в группе с преобладанием левого полушария испытывают сильное влияние речевых центров, что приводит к их большей равновероятности, а связи в группе с преобладанием правого полушария – генотипа, при снижении прямого влияния речевых центров, отсюда их большая разновероятность [Равич-Щербо и др., 2008].

При анализе взаимосвязей между СНС и свойствами темперамента в группе с преобладанием левого / правого полушария обратим внимание на следующие факты.

• В группе испытуемых с преобладанием левого полушария СНС связаны преимущественно с темпераментальными показателями в интеллектуальной (3 связи) и моторной (2 связи) сферах, а многозначность между свойствами СНС и свойствами темперамента обеспечивает следующий комплекс показателей: сила возбуждения и торможения, с одной стороны, и эмоциональность в моторной и интеллектуальной сфере – с другой. В группе с преобладанием правого полушария СНС связаны с темпераментальными свойствами преимущественно в моторной сфере, связи также имеют много-многозначный характер;

• Показатель эргичности в моторной сфере в группе испытуемых с преобладанием левого полушария зависит от показателей активности левого полушария и психоэмоционального напряжения, а в группе испытуемых с преобладанием правого полушария – от силы торможения и подвижности нервных процессов;

• Сила возбуждения в группе испытуемых с преобладанием левого полушария связана с эмоциональностью в моторной и интеллектуальной сферах (обратная связь), а в группе испытуемых с преобладанием правого полушария – с эмоциональностью в коммуникативной сфере (обратная связь). Проявление обратной зависимости между показателями силы возбуждения и эмоциональности – известный факт, однако в данном случае мы обнаружили различия относительно сфер проявления данной связи в группах испытуемых с левополушарным или правополушарным доминированием;

• В обозначенных группах испытуемых между СНС и свойствами темперамента есть общая связь между подвижностью нервных процессов и скоростью в интеллектуальной сфере. Таким образом, подвижность нервных процессов одинаковым образом влияет на скоростные характеристики протекания интеллектуальной деятельности в группе испытуемых с преобладанием как правого, так и левого полушария.

При анализе взаимосвязей между СНС и свойствами личности в группе испытуемых с преобладанием левого полушария условно можно выделить 2 группы связей: во-первых, имеющие однозначный или одно-многозначный / много-однозначный характер и, во-вторых, имеющие много-многозначный характер. Первый тип связи наблюдается преимущественно с показателями силы и подвижности нервных процессов (исключение составляют связи с интегральным показателем функциональной асимметрии полушарий). Связи первого типа свидетельствуют о том, что у испытуемых с левополушарным типом доминирования при повышении показателей подвижности нервных процессов наблюдается более выраженная склонность к восприятию природы человека в целом как положительной («люди в массе своей скорее добры»), более низкие показатели напряженности и степени выраженности стремления к приобретению знаний об окружающем мире; при увеличении показателей силы возбуждения повышается способность спонтанно и непосредственно выражать свои чувства и креативность, снижаются показатели тревожности, при повышении силы тормозного процесса нервной системы более выражен радикализм. Второй тип связи наблюдается с показателями латерализации функций головного мозга (активностью правого и левого полушарий и психоэмоциональным напряжением): чем выше в группе испытуемых с левополушарным доминированием показатели психоэмоционального напряжения, активности левого и правого полушарий, тем выше способность индивида принимать свое раздражение, гнев и агрессивность как естественное проявление человеческой природы; чем выше активность правого полушария, тем ниже ограниченность мышления (выше сообразительность), а чем выше уровень психоэмоционального напряжения, тем меньше подозрительность (больше доверчивость).

Полученные факты соотносятся с данными исследований Е.Д.Хомской и Н.Я.Батовой [Хомская, Батова, 1998], показывающих, что испытуемые с признаками доминантности левого полушария в основном проявляют себя как «оптимисты», с данными В.А.Москвина [Москвин, 1988] о низкой тревожности лиц с признаками доминирования левого полушария.

При анализе взаимосвязей между СНС и свойствами личности в группе испытуемых с преобладанием правого полушария обращают на себя внимание следующие группы связей.

• Одно-многозначные / много-однозначные связи: чем выше показатели психоэмоционального напряжения, активности левого и правого полушарий, тем меньше выражена тревожность, депрессивность, чувство вины (больше уверенность в себе); чем выше подвижность нервных процессов, тем больше проявляются независимость, беспечность, склонность к восприятию природы человека в целом как положительной и менее выражена контактность и самодостаточность (более выражена склонность полагаться на других);

• Много-многозначные связи: чем выше сила процессов возбуждения и торможения, тем выше способность к целостному восприятию мира и людей, выше креативность, а чем выше сила торможения, тем выше самоконтроль и меньше выражена податливость, мягкость, чувствительность. В данном случае сила нервных процессов определяет одну из функциональных особенностей правого полушария – синтетический, целостный характер восприятия информации. Кроме того, в данной группе испытуемых проявилась связь между силой нервных процессов и креативностью. Данный факт не является неожиданным, так как часто поднимается вопрос о связи правополушарных механизмов с творческим характером деятельности человека [Ротенберг, Аршавский, 1984; Боно, 1997]. И, наконец, о связях силы торможения, с одной стороны, и самоконтроля, меньшей выраженности податливости, мягкости и чувствительности – с другой стороны, можно заключить, что тормозные влияния способствуют компенсации излишней эмоциональности и низкой произвольности лиц с преобладанием правополушарных механизмов.

Выводы

Некоторая разработанность проблемы индивидуальных различий лиц с преобладанием левого или правого полушария существует, однако исследования по этой проблеме были выполнены вне школы В.С.Мерлина (исключение составляет работа Г.В.Быстровой, рассматривающая индивидуальные различия способностей лиц с доминированием первой или второй сигнальной системы). Поэтому становится актуальным рассмотрение взаимосвязей между разноуровневыми свойствами интегральной индивидуальности («человек-организм» – «человек-нервная система» – «человек-индивид» – «человек-личность») в группах испытуемых с преобладанием левого или правого полушария.

Получены достоверные различия относительно личностных особенностей испытуемых с левополушарным или правополушарным доминированием: студенты с признаками левополушарного доминирования обладают более выраженной силой «Сверх-Я» (фактор G) и более доверчивы (фактор L) по сравнению с группой студентов, обладающих правополушарным доминированием.

Наблюдаются разные картины корреляционных связей между разноуровневыми свойствами интегральной индивидуальности студентов с преобладанием левого или правого полушария. При этом взаимосвязи между СНС и свойствами уровня «человек-организм» в группе студентов с левополушарным доминированием носят много-многозначный характер, а в группе студентов с правополушарным доминированием – однозначный. Между СНС и свойствами других уровней (темперамент, личность) в обеих группах испытуемых связи много-многозначные.


Приложение

Таблица 2
Интеркорреляции СНС с разноуровневыми свойствами интегральной индивидуальности в группе испытуемых с преобладанием левого полушария

  ПЭН Лев Прав ФАП Сила Подв С_В С_Т Пдв
АДн             0,46*    
Х         –0,44*        
АМо             0,56**    
КВ –0,48* –0,50*              
ЭРМ 0,47* 0,45*              
ПИ                 0,5*
ПК                 0,47*
СИ                 0,45*
ЭМ             –0,5* –0,46*  
ЭИ             –0,51**    
Sp         0,58**        
Cr             0,44*    
Cog           –0,4*      
Agr 0,51** 0,54** 0,58**            
Nc                 0,46*
B     –0,48*            
L –0,4*                
O         –0,4*        
Q1       –0,49*          
Q4                 –0,53**
Обозначения уровней значимости: * – p < 0,01; ** – p < 0,05.

Условные обозначения.
ПЭН – психоэмоциональное напряжение; Лев – активность левого полушария; Прав – активность правого полушария; ФАП – функциональная асимметрия полушарий; Сила – сила нервных процессов; Подв – подвижность нервных процессов; С_В – сила возбуждения (опр. Стреляу); С_Т – сила торможения (опр. Стреляу); Пдв – подвижность нервных процессов (опр. Стреляу).
АДн – артериальное давление (диастолическое); Х, АМо, КВ – показатели динамики сердечного ритма, ЭРМ – эргичность в психомоторной сфере, ПИ, ПК – пластичность в интеллектуальной и коммуникативной сферах, СИ – скорость в интеллектуальной сфере, ЭМ, ЭИ – эмоциональность в моторной и интеллектуальной сферах; самоактуализационные шкалы: Sp– спонтанности, Cr – креативности, Cog – познавательных способностей, Agr – принятия агрессии, Nc – представления о природе человека; факторы по Кеттелу: B – ограниченное мышление / сообразительность, L– подозрительность / доверчивость, O – тревожность (чувство вины) / уверенность в себе, Q1 – радикализм / консерватизм, Q4 – напряженность / расслабленность.


Таблица 3
Интеркорреляции СНС с разноуровневыми свойствами интегральной индивидуальности в группе испытуемых с преобладанием правого полушария
 
  ПЭН Лев Прав ФАП Сила Подв С_В С_Т Пдв
Х               0,56**  
ЧСС               –0,53*  
КВ   0,47*              
ЭРМ               0,62** 0,56**
ПМ                 0,55*
СМ                 0,62**
СИ                 0,52*
ЭК             –0,53*    
Cr             0,45*    
Cont                 –0,4*
Sy             0,51* 0,44*  
Nc                 0,44*
E                 0,47*
F                 0,43*
I               –0,4*  
O –0,44* –0,45* –0,42*            
Q2                 –0,41*
Q3               0,47*  
Обозначения уровней значимости: * – p < 0,01; ** – p < 0,05.

Условные обозначения.
ПЭН – психоэмоциональное напряжение; Лев – активность левого полушария; Прав – активность правого полушария; ФАП – функциональная асимметрия полушарий; Сила – сила нервных процессов; Подв – подвижность нервных процессов; С_В – сила возбуждения (опр. Стреляу); С_Т – сила торможения (опр. Стреляу); Пдв – подвижность нервных процессов (опр. Стреляу).
Х, ЧСС, КВ – показатели динамики сердечного ритма, ЭРМ – эргичность в психомоторной сфере, ПМ – пластичность в моторной сфере, СМ, СИ – скорость в моторной и интеллектуальной сферах, ЭК – эмоциональность в коммуникативной сфере; самоактуализационные шкалы: Cr – креативности, Cont – контактности, Sy – синергии, Nc – представления о природе человека; факторы по Кеттелу: E– независимость (доминантность) / подчиненность, F – беспечность / озабоченность (рассудительность), I – податливость (мягкость) / жестокость (суровость), O – тревожность (чувство вины) /  уверенность в себе, Q2 – самодостаточность (склонность полагаться на себя) / зависимость от группы, Q3 – высокий самоконтроль / низкий самоконтроль.


Литература

Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М: Наука, 1977. 380 с.

Боно Э., де. Латеральное мышление. СПб.: Питер, 1997. 320 с.

Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асимметрии человека. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Медицина, 1988. 240 с.

Быстрова Г.В. Зависимость восприятия и осмысления художественной литературы старшими школьниками от индивидуальных особенностей во взаимодействии сигнальных систем: автореф. дис. … канд. пед. наук (по психологии). М., 1964. 20 с.

Будыка Е.В., Ефимова И.В., Хомская Е.Д. Объективные и субъективные проявления адаптационных процессов у студентов с разным типом латерализации функций мозга // Вестник Моск. ун-та. Серия 16, Биология. 1995. N 3. С. 8–14.

Горбунов Н.П., Горбунова В.В. Особенности механизмов регуляции ритма сердца и их связь с некоторыми свойствами нервной системы // Региональный компонент в преподавании биологии, валеологии, химии. Пермь: Перм. гос. пед. ун-т,, 1999. С. 104–109.

Деглин В.Л., Черниговская Т.В. Решение силлогизмов в условиях преходящего угнетения правого или левого полушарий мозга // Физиология человека. 1990. Т. 16, N 5. С. 21–28.

Зенков А.Р. Некоторые аспекты семиотической структуры и функциональной организации «правополушарного мышления» // Бессознательное, природа, функции, методы исследования / под ред. А.С.Прангишвили, А.Е.Шерозиа, Ф.Б.Бассиной. Тбилиси: Мецниереба, 1978. С. 740—749.

Кабардов М.К., Матова М.А. Межполушарная асимметрия и вербальный и невербальный компоненты познавательных способностей // Вопросы психологии. 1988. N 6. С. 106–115.

Казначеев В.П. Современные аспекты адаптации. Новосибирск: Наука, 1980, 188 с.

Колышкин В.В. Асимметрия функционального состояния полушарий головного мозга при адаптации к новым климато-географическим условиям // Физиология человека. 1983. N 2. С. 195–202.

Коновалов В.Ф., Отмахова Н.А. Особенности межполушарных взаимодействий при запечатлении информации // Вопросы психологии. 1984. N 4. С. 96–102.

Кордюкова М.Р. Сопоставление параметров межполушарной асимметрии с индивидуальными особенностями мышления // Функциональная асимметрия и адаптация человека. М., 1976. С. 44–45.

Леутин В.П. Адаптационная доминанта и функциональная асимметрия мозга // Вестник Российской АМН. М.: Медицина, 1998. С. 10–14.

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г. О функциональном взаимодействии полушарий головного мозга в организации вербально-мнестических функций // Хрестоматия по нейропсихологии / отв. ред. Хомская Е.Д. М.: Ин-т общегуманитарных исследований : Изд-во МПСИ , 2004. 896 с.

Меерсон Я.А. Функциональная асимметрия полушарий мозга и процессы переработки информации // Хрестоматия по нейропсихологии / отв. ред. Хомская Е.Д. М.: Ин-т общегуманитарных исследований : Изд-во МПСИ , 2004. 896 с.

Москвин В.А. Межполушарная асимметрия и индивидуальные стили эмоционального реагирования // Вопросы психологии. 1988. N 6. С. 116–120.

Москвин В.А., Клейн В.Н., Чуприков А.П. Функциональная асимметрия мозга и толерантность к эмоциональному стрессу // Неврология и психиатрия. Киев, 1986. Вып. 15. С. 106–109.

Равич-Щербо И.В., Марютина Т.М., Григоренко Е.Л. Психогенетика. М.: Аспект Пресс, 2008. 448 с.

Ротенберг В.С., Аршавский В.В. Поисковая активность и адаптация. М.: Наука, 1984. 190 с.

Силина Е.А., Евтух Т.В. Межполушарная асимметрия и индивидуальные различия: монография. 2-е изд. Пермь: Перм. гос. пед. ун-т, 2006. 135 с.

Симонов П.В.
Эмоциональный мозг. М.: Наука, 1981. 215 с.

Фомина Е.В. Функциональная асимметрия мозга и адаптация человека к экстремальным спортивным нагрузкам: автореф. дис. ... д-ра биол. наук. Тюмень, 2006. 40 с.

Хомская Е.Д., Батова Н.Я. Мозг и эмоции. 2-е изд. М.: МГУ, 1998. 180 с.

Хомская Е.Д., Ефимова И.В. К проблеме типологии индивидуальных профилей межполушарной асимметрии мозга // Вестник Моск. ун-та. Серия 14, Психология. 1991. N 46. С. 42–47.

Хомская Е.Д., Ефимова И.В., Будыка Е.В., Ениколопова Е.В. Нейропсихология индивидуальных различий. М.: Роспедагентство, 1997. 283 с.

Harburg E., Roeper P., Ozgoren F., Fildstain A. Handedness and temperament // Percept and motor skills. 1981. Vol. 52. P. 283–290.

Поступила в редакцию 8 марта 2010 г. Дата публикации: 14 июня 2010 г.

Сведения об авторах

Евтух Татьяна Викторовна. Кандидат психологических наук, доцент, кафедра психологии, Пермский государственный педагогический университет, ул. Сибирская, д. 24, 614000 Пермь, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Силина Елена Алексеевна. Кандидат психологических наук, профессор, заведующая кафедрой психологии, Пермский государственный педагогический университет, ул. Сибирская, д. 24, 614000 Пермь, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Ссылка для цитирования

Евтух Т.В., Силина Е.А. Взаимосвязь разноуровневых свойств интегральной индивидуальности в группах с преобладанием левого или правого полушария [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2010. N 3(11). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.20гг). 0421000116/0020.
[Последние цифры – номер госрегистрации статьи в реестре ФГУП НТЦ "Информрегистр".]

К началу страницы >>