Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Белинская Е.П. Проблема личности и общества в работах В.И.Вернадского

English version: Belinskaya E.P. The problem of individual and society in the works of V.I.Vernadsky
Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, Москва, Россия

Сведения об авторе
Литература
Ссылка для цитирования


Выделяются причины современного интереса к концепциям, содержащим социальные прогнозы; утверждается, что влияние творчества В.И.Вернадского на социогуманитарные науки связано с его ценностным содержанием. Анализируется противоречивость «ноосферного проекта» Вернадского и его представлений о будущей «автотрофности человечества», основанной на разумном и совместном использовании ограниченных ресурсов планеты, приводящей на индивидуальном уровне к формированию «коллективной личности». Утверждается, что современная ценность взглядов В.И.Вернадского на соотношение индивидуального и социального в человеке состоит в идее устойчивости развития в целом.

Ключевые слова: социальное прогнозирование, социальная эволюция, природная эволюция, ноосфера, Вернадский, автотрофность человечества

 

 

Вся история науки доказывает на каждом шагу, что в конце концов постоянно бывает прав одинокий ученый, видящий то, что другие своевременно осознать и оценить не были в состоянии.

В.И.Вернадский

 

Современный интерес к творческому наследию В.И.Вернадского закономерен. Он определяется и масштабами научного поиска этого выдающегося исследователя, и реализованными им принципами научного исследования, опережающими свое время. Но представляется, что не в меньшей степени сегодня этот интерес связан с теми социальными прогнозами, которые представлены в работах В.И.Вернадского, – причем как с самим фактом их наличия, так и с их основным ценностным вектором. Почему?

Прежде всего, именно актуальный исторический момент как никогда раньше свидетельствует о дальнейшей неопределенности в развитии человеческой цивилизации. Эта неопределенность характеризуется как минимум тремя признаками. Во-первых, постоянно нарастающей объективной множественностью направлений развития во всех областях жизни – в экономике, политике, науке, культуре и т.п. Во-вторых, подобная множественность сопровождается наличием объективной и субъективной неконтролируемости – не случайно данный признак рассматривается как одна из детерминант принятия современных решений на всех уровнях и во всех сферах. И, наконец, в-третьих, два первых признака закономерно порождают для человека такой эпохи субъективную непредсказуемость, ощущение невозможности какого-либо долгосрочного прогноза по отношению к чему-либо – от собственной жизни до будущего человечества.

В этой ситуации и общественный, и индивидуальный интерес к любым футурологическим моделям и концепциям выступает своеобразным компенсаторным механизмом, позволяющим редуцировать актуальную неопределенность. И естественно, что социальный прогноз ученого, чьи открытия в области естественных наук во многом опередили свое время, приобретает все большую «верифицируемость» в глазах его потомков. Более того – так как социально-философские взгляды В.И.Вернадского не только подчинены социально-прогностическому вектору, но последний имеет отчетливое ценностное содержание, они становятся еще более притягательными. Ведь это ценностное содержание состоит в провозглашении определяющей роли человеческого разума и научного познания, что не может не льстить самолюбию представителей любой науки, а для остальных служить как минимум основанием для укрепления веры в собственные силы (ибо мы склонны верить более в свой разум, нежели в чувства). Иными словами, равно как социальное прогнозирование является, по сути, попыткой исследователя вырваться из настоящего (а у В.И.Вернадского, пережившего вместе с нашей страной немало трагических моментов, очевидно, были основания для подобных попыток), так и интерес потомков к социально-футурологическим моделям, созданным в прошлом, отражает желание как-то справиться с настоящим, совладать с ним и с нарастающей неопределенностью будущего – пусть иллюзорно. И в этом желании неминуемо возникает риск, так сказать, «исторической проекции»: стремясь в максимальной степени найти созвучия современной реальности и данного когда-то прогноза, мы рискуем вложить в него уже несколько иное содержание.

Думается, что именно это в определенной степени произошло с «ноосферным проектом» В.И.Вернадского, который сегодня все более становится некоторой культурной метафорой, приобретающей в зависимости от обстоятельств и направления мысли последователей ту или иную конкретную направленность – экологическую, информационную, гуманистическую и пр. Исходя из собственных научных интересов, мы попробуем увидеть в нем и социально-психологическую компоненту, а именно – решение вопроса о соотношении индивидуального и социального начал в человеке. Забегая вперед, подчеркнем, что позиция В.И.Вернадского по данному вопросу представляется максимально противоречивой, и именно в реконструкции этих противоречий мы видим возможность уйти от отмеченного выше риска «исторического проецирования».

Социальная и природная эволюция: факторы перехода биосферы в ноосферу

Итак, какова точка зрения В.И.Вернадского на природу человека? Какое место отводится социальной реальности в его развитии? Какие законы лежат, с его точки зрения, в основе динамики общества и как соотносятся природная и социальная линии эволюции?

Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что понятие общества у В.И.Вернадского практически отсутствует (в случае необходимости оно, в зависимости от контекста, заменяется на слова «биосфера» или «человечество»). Очевидной и основной причиной тому являются натуралистические взгляды ученого, затруднившие для него включение принципов социального развития в понимание взаимодействия человека и природы. В максимальной степени это проявляется в трактовке В.И.Вернадским ключевой проблемы его концепции – процесса перехода биосферы в ноосферу. Именно в этом вопросе наблюдается большая часть противоречий.

Так, говоря о причинах подобного перехода, В.И.Вернадский, как известно, связывает их в первую очередь с развитием человеческого разума и целенаправленного, научного познания мира: «В биосфере существует великая геологическая, быть может космическая, сила… Эта сила есть разум человека» [Вернадский, 1991, с. 119]. Именно в силу наличия разума человек «может и должен перестраивать своим трудом и мыслью область своей жизни», в результате чего «перед ним открываются все более и более широкие возможности» [Вернадский, 1988, с. 519]. В итоге подобного научного преобразования жизни и происходит их фактическое слияние: «Наука есть создание жизни. Наука есть проявление действия в человеческом обществе совокупности человеческой мысли…» [Там же. С. 520]. Тем самым новое состояние общества напрямую выводится из определенного уровня развития когнитивной сферы отдельного человека – ибо развитие разума для Вернадского в конечном счете есть следствие нарастающей в ходе биологической эволюции цефализации, то есть процесс, обусловленный исключительно нейрофизиологическими, а никак не социально-историческими причинами.

Но интересно, что одновременно эта новая ипостась существования человеческой жизни мыслится как результат не просто активного человеческого действия, но действия социального – она есть «устремленная и организованная воля его (человека – Е.Б.) как существа общественного», а превращение биосферы в ноосферу создается не только развитием науки и научного понимания действительности, но и ростом «основанного на ней социального труда человечества» [Вернадский, 1993a, с. 234]. Тем самым становление ноосферы оказывается одновременно результатом и биологической эволюции, и социального развития, и даже волевых усилий людей (правда, непонятно, чем вызванных). Собственно, подобное природное и социально-гуманистическое единство в эволюции объективной реальности и обозначается как развитие естественно-научной отрасли русского космизма.

Заметим, что противоречивость в понимании соотношения индивидуального и социального присутствует и в других сюжетах концепции В.И.Вернадского. Так, например, в рассуждениях о детерминантах развития научного знания он, с одной стороны, утверждает определенную автономность и непредсказуемость научного познания: «Новые науки… создаются по своим собственным законам. Эти законы не стоят ни в какой связи ни с нашей волей, ни с нашей логикой» [Вернадский, 1991, с. 8]. С другой стороны – одновременно постулирует зависимость научного познания от индивидуально-психологических и социально-исторических причин: «Законы развития наук исходят или из характера человеческого разума, или из законов общественной психологии» [Вернадский, 1993b, с. 229]. Даже если не обращать внимания на жесткое противопоставление индивидуально-психологических и социально-психологических детерминант, в целом характерное для времени создания концепции, подобная непоследовательность позиции у мыслителя, специально занимавшегося вопросами формирования научного мировоззрения, не может не удивлять.

Гетеротрофность человека и автотрофность человечества

Что же понимается под общественной сущностью человека в концепции ноосферы? В чем, с точки зрения В.И.Вернадского, состоят законы общественной психологии?

Если обратиться к этим вопросам, многие противоречия позиции мыслителя в обозначении причин становления и развития ноосферы становятся объяснимы. Знаковым суждением, с нашей точки зрения, является следующее: «Человек – животное общественное, гетеротрофное» [Вернадский, 1993b, с. 289]. Гетеротрофность здесь – не метафора, а вполне конкретное указание на свойственный Homo sapiens как биологическому виду способ питания, и отделение его от социальной сущности человека всего лишь запятой не случайно. Дело в том, что известный акцент в концепции ноосферы на процессах взаимодействия, взаимосвязи и пр., повлекший в последующее время вплоть до настоящего момента трактовки ее как провозвестника экологических принципов деятельности и мышления, исходно имел абсолютно биологические обоснования. Так, с точки зрения В.И.Вернадского, «вся жизнь человека, весь его социальный уклад в течение всего хода истории определяются необходимостью питания. В конце концов именно это неукротимое стремление управляет миром человека, строит и всю его историю, и все его существование. Последним фактором является неумолимый голод, который становится беспощадной движущей силой социального строя общества» [Там же. С. 293]. А потому и закономерности социального развития видятся ученым в той же плоскости: «Для решения социального вопроса необходимо подойти к основам человеческого могущества – необходимо изменить форму питания и источники энергии, используемые человеком» [Там же].

Тем самым в понимании человеческого взаимодействия исходно исключается социальная составляющая – оно есть лишь отражение факта физиологической взаимосвязи человека и окружающего его мира природы: «В гуще, в интенсивности и в сложности современной жизни человек практически забывает, что он сам и всё человечество, от которого он не может быть отделен, неразрывно связаны с биосферой – с определенной частью планеты, на которой они живут» [Вернадский, 1993a, с. 170]. Да, фактическое утверждение необходимости экологических основ жизни человечества, сделанное к тому же еще в то время, когда деятельность людей не столь однозначно грозила поставить и мир природы, и саму нашу планету на грань уничтожения, не может не впечатлять, но при ориентации на него не стоит все-таки забывать исходные биофизиологические посылки, исключающие собственно человеческое в человеке.

Но гораздо интереснее другое, а именно – как преобразуются эти позиции в собственно прогностических взглядах В.И.Вернадского на человечество. Основной задачей прогресса, с его точки зрения, является достижение человеком автотрофности, и в данном случае речь идет уже не о способе питания (трудно себе представить, что естественно-научно ориентированный исследователь такого масштаба склонялся, пусть на уровне утопии, к идеям формирования у Homo sapiens способности вырабатывать, например, хлорофилл), а скорее о некоторой метафоре личной и социальной жизни человека будущего. Идеи «автотрофности» человечества изложены В.И.Вернадским в одноименной работе и сводятся к следующему.

Возникающая взаимосвязь геологической, природной и социальной линий эволюции с необходимостью вызывает к жизни возможность человека активно вмешиваться в них, выступать подлинным субъектом своего бытия и тем самым не адаптироваться к обстоятельствам (в том числе – природным условиям), а преобразовывать, конструировать их. Это преобразование во многом носит вынужденный характер – прежде всего, в силу объективной ограниченности ресурсов неживого и живого вещества на нашей планете. И прогресс, и само существование человечества все больше и больше начинают зависеть от разумного (т.е. основанного на научном понимании действительности) и совместного (т.е. реализуемого по взаимным договоренностям) использования данных ресурсов. Эта «разумность» и «совместность» необходимо предполагают уже не биологические, а социальные условия осуществления. И потому в своих более поздних работах В.И.Вернадский в качестве социальных предпосылок наступления эры ноосферы называет и единство человечества в экономическом и информационном отношении, и полное равенство народов и рас, и прекращение войн и вооруженных конфликтов. Наличие именно этих условий создаст, с точки зрения ученого, основу для самоорганизации человечества – как в научном познании, так и в хозяйственной деятельности, позволяя достичь «автотрофности», то есть независимости от своей ограниченной биологической природы. Тем самым, если в анализе геобиологических причин перехода от биосферы к ноосфере В.И.Вернадский остается натуралистом, то обращение к прогностическому вектору ноосферного проекта заставляет понимать его позицию гораздо менее однозначно.

«Коллективная личность» как социальный идеал человека

В достаточном соответствии со столь неоднозначно понятой социальностью определяется ученым и индивидуальное начало в человеке. Собственно, термин «личность» у В.И.Вернадского отсутствует, что, конечно, можно объяснить интеллектуальным контекстом самой эпохи. Но вполне определенным образом трактуется понятие человека. Последний выступает как некоторое «единое целое», сливающееся в идеале с окружающим его миром. Это, с одной стороны, разумно мыслящее существо (и в этом смысле – имеющее индивидуальную волю), а с другой – действующее в интересах даже не какой-либо социальной группы, а всей планеты в целом: «Человек впервые реально понял, что он житель планеты и может – должен – мыслить и действовать в новом аспекте, не только в аспекте отдельной личности, семьи или рода, государств или их союзов, но и в планетном аспекте» [Вернадский, 1993b, с. 298].

Характерно в приведенной цитате фактическое объединение не только различных по своим параметрам социальных групп (семьи, рода, государства), но и присоединение к ним отдельной личности. Человек тем самым дан для Вернадского или в своем исключительно «коллективном» (групповом) осуществлении, или же – в неком абстрактном единении со всей планетой, но лишь при условии реализации разумной деятельности. И остается лишь гадать, каким образом в последнем случае индивидуальные когнитивные усилия не войдут в противоречие с групповыми интересами и целями. Собственно, именно эта особенность концепции ноосферы В.И.Вернадского заставляет современных исследователей говорить о ее ограничениях: «Трудность для Вернадского как натуралиста и естествоиспытателя состояла в том, что, исследуя влияние человека, общества на природу Земли, он столкнулся с качественно отличной от всех иных форм движения материи реальностью, подчиненной своим специфическим законам...» [Олейников, Оносов, 1999, с. 170]. Этой реальностью была социальная реальность, – наверное, в принципе не подвластная анализу представителя естественных наук.

Интересно, что понимание человека как «коллективной личности» нашло свое отражение в фактах биографии исследователя. «Задача человека, – писал В.И.Вернадский в своих дневниках, – заключается в доставлении наивозможно большой пользы окружающим» [Вернадский, 2000, с. 235]. Собственно, реализации именно этой задачи было подчинено создание им в 1885 году так называемого Братства, в которое помимо В.И.Вернадского вошли Д.И.Шаховской, Ф.Ф. и С.Ф.Ольденбурги, И.М.Гревс, А.А.Корнилов и чья деятельность носила научно-этический характер. По воспоминаниям своего создателя, Братство отличалось от других (заметим, довольно многочисленных в то время научных кружков и сообществ) тем, что члены его осознавали себя «коллективной личностью», обладая некоей «гармонией сознаний». «Чувствуешь себя какой-то нераздельной частью чего-то живого большого, – так определял эту особенность Вернадский, – отдельные части которого работают и бьются где-то в других местах, но все они соединены неразрывно крепкой цепью. Братство в обществе является отдельной своеобразной «личностью» [по: Pro et Contra…, 2000, с. 178]. Лишь принадлежность к так организованным социальным группам позволяет, по мысли Вернадского, забыть самого себя, соединив «все свои помыслы, все свои мечты и желания в одном великом чувстве любви к человечеству» [Там же].

Кроме отмеченных противоречий, ставящих под сомнение всю модель ноосферы, можно отметить еще целый ряд соображений, не учтенных В.И.Вернадским. Среди них и исторически обусловленное понимание разумного, и сложная взаимосвязь рационального и чувственного компонентов в познании, и существовавшие во все эпохи (а не только в течение 20-го столетия) доказательства нерациональности, чтобы не сказать – «неразумности», в поведении человека и социальных групп. Отдельно подчеркнем, что за рамками концепции ноосферы остался анализ культурных регуляторов социального поведения человека, а между тем современная гипотеза техно-гуманитарного баланса состоит именно в установлении связи между уровнем развития производственных технологий и совершенствованием культурных средств, необходимых для сохранения жизнеспособного общества [Назаретян, 2000].

Но, несмотря на свою неоднозначность, модель ноосферы Вернадского по-прежнему привлекает исследователей, и, думается, дело все же не только в их актуальном желании вырваться из слишком неопределенного настоящего. Представляется, что современная ценность этой концепции состоит прежде всего в том, что основной ее идеей является устойчивое развитие как таковое, а последнее очевидно является главной цивилизационной идеей современности. И остается лишь сожалеть о том, что в силу неизвестности творчества В.И.Вернадского за рубежом эта идея пришла в Россию с Запада, а не наоборот, и позднее, чем это могло бы случиться.


Финансирование
Исследование выполнено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект 14-06-00640 «Культура как образующая личности: современные тенденции и механизмы».


Литература

Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука, 1988.

Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1991.

Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере. В кн.: Владимир Вернадский: Жизнеописание. Избранные труды. Воспоминания современников. Суждения потомков. М.: Современник, 1993a.

Вернадский В.И. Автотрофность человечества. В кн.: Русский космизм. Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993b. С. 288–303.

Вернадский В.И. Дневники. Март 1921 – август 1925. М.: Наука. 2000.

Назаретян А.П. Психология предкризисного социального развития. Психологический журнал, 2000, 21(1), 39–49.

Олейников Ю.В., Оносов А.А. Ноосферный проект социоприродной эволюции. М.: Институт философии РАН, 1999.

Яншин А.Л. (Ред.). Pro et contra: Антология литературы о В.И.Вернадском за сто лет (1898–1998). СПб.: Рус. христиан. гуманитар. институт, 2000.

Поступила в редакцию 14 сентября 2013 г. Дата публикации: 14 февраля 2014 г.

Сведения об авторе

Белинская Елена Павловна. Доктор психологических наук, профессор, кафедра социальной психологии, факультет психологии, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, ул. Моховая, д. 11, стр. 9, 125009 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Стиль psystudy.ru
Белинская Е.П. Проблема личности и общества в работах В.И.Вернадского. Психологические исследования, 2014, 7(33), 3. http://psystudy.ru

Стиль ГОСТ
Белинская Е.П. Проблема личности и общества в работах В.И.Вернадского // Психологические исследования. 2014. Т. 7, № 33. С. 3. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).
[Описание соответствует ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка". Дата обращения в формате "число-месяц-год = чч.мм.гггг" – дата, когда читатель обращался к документу и он был доступен.]

Адрес статьи: http://psystudy.ru/index.php/num/2014v7n33/929-belinskaya33.html

К началу страницы >>