Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Related Articles

Терехина Н.С. Соотношение субъектных и личностных характеристик при построении временной перспективы у людей разных профессий

English version: Terekhina N.S. The subjective and personal characteristics ratio in the construction of time perspective planning in people of different professions
Институт психологии Российской академии наук, Москва, Россия

Сведения об авторе
Литература
Ссылка для цитирования


Обсуждаются результаты эмпирического исследования особенностей субъектных (когнитивный контроль поведения) и личностных (временная перспектива, смысложизненные ориентации) характеристик людей, работающих в условиях строгой внешней временной регламентации (на примере летного состава военно-воздушных сил Российской Федерации, n = 44), а также людей, чья профессиональная деятельность не связана с работой в таких условиях (n = 40). Показано, что параметры временной перспективы, когнитивного контроля поведения и смысложизненных ориентаций взаимосвязаны, при этом у людей разных профессий существуют особенности субъектной и личностной регуляции поведения.

Ключевые слова: системно-субъектный подход, личностные характеристики, субъектные характеристики, когнитивный контроль, смысложизненные ориентации, временная перспектива, профессия, летчик, фрилансер

 

Одним из основных аспектов жизнедеятельности взрослого человека является профессиональная деятельность. При этом существуют такие профессии, которые предъявляют к субъекту особые требования, заключающиеся в строгом подчинении существующим нормам. Примером является летная деятельность, которая предполагает работу в условиях строгой внешней временной регламентации и требует от субъекта постоянной готовности к решению поставленных задач и преодолению возможных чрезвычайных ситуаций. В рамках этой профессиональной сферы необходимо, с одной стороны, точно следовать установленным правилам, а с другой, принимать самостоятельные решения в нестандартных ситуациях и брать за них ответственность на себя. В противоположность таким профессиям есть также сферы, в которых люди могут сами формировать режим своей деятельности. Это, например, профессия ученого, риелтора, творческие профессии, фрилансеры и др.

В связи с вышеизложенным важной проблемой является вопрос о том, как профессиональная деятельность в условиях внешней временной регламентации или, наоборот, свободного режима работы отражается на особенностях субъектных и личностных характеристик.

Современное состояние проблемы

В отечественной психологии большой вклад в развитие данного направления внес субъектно-деятельностный подход, основанный на идеях С.Л.Рубинштейна. Раскрывая понятие субъекта, С.Л.Рубинштейн указывает на то, что «бытие внутри себя включает субъекта» [Рубинштейн, 1997]. При этом человек способен не только осознавать себя и мир, но также трансформировать окружающую действительность и изменяться сам. То, кем он является сейчас, есть результат предшествующего развития. Говоря о временной перспективе в контексте проблемы самодетерминации, С.Л.Рубинштейн указывает на то, что «будущее в идеальной, отраженной форме, как бы загибаясь, включаясь в настоящее, детерминирует ход событий, который к нему ведет» [Там же]. В этом и заключается взаимосвязь прошлого, настоящего и будущего.

Такое понимание продолжается в концепции личностной организации времени, разработанной под руководством К.А.Абульхановой. В ее представлении личность выступает как субъект, который является высшим уровнем организации времени. Время личности представляет собой единство прошлого, настоящего и будущего: прошлое проявляется в уже опробованном способе самореализации в жизни, а в будущем воплощаются новые возможности. При этом личность обладает свободой выбора из множества вариантов развития [Абульханова, Березина, 2001].

Идеи С.Л.Рубинштейна о действующем субъекте также получили свое развитие в трудах А.В.Брушлинского и его учеников. По определению А.В.Брушлинского, «субъект – качественно определенный способ самоорганизации…» [Брушлинский, 1999], это человек, достигший высшего уровня своей активности, целостности, автономности и находящийся на этом уровне. Специфика субъекта проявляется в том, что именно он является регулятором активности на высших уровнях.

В рамках системно-субъектного подхода, разрабатываемого Е.А.Сергиенко, особое место уделяется проблеме соотношения категорий субъекта и личности [Сергиенко, 2007, 2008, 2011]. По мнению Е.А.Сергиенко, субъект и личность составляют единство, но в исследовательских целях она предлагает разводить эти понятия следующим образом. «Личность (персона) – это стрежневая структура субъекта, задающая общее направление самоорганизации и саморазвития» [Сергиенко, 2008, 2011]. Она является «носителем содержания внутреннего мира человека», в то время как субъект становится «реализацией в данных жизненных обстоятельствах, условиях, задачах» [Там же]. Именно субъект несет системообразующую функцию создания многоуровневой психической организации.

Среди основных направлений в зарубежной психологии можно выделить подходы Л.Фрэнка, К.Левина, Ф.Зимбардо, Ж.Нюттена и др.

Мы хотим остановиться на рассмотрении когнитивно-динамической концепции Ж.Нюттена, включенной в нашу работу. Занимаясь исследованием мотивации и перспективы будущего, он разрабатывает свою концепцию целостной регуляции поведения, положения которой перекликаются с основными принципами психологии субъекта в отечественной науке. Это положение о взаимосвязи человека и окружающего мира и положение об активной роли субъекта в процессе преобразования себя и окружающей действительности.

Ж.Нюттен предлагает модель регуляции поведения [Нюттен, 2004], в основе которой лежит мысль о том, что изначально в основе всех потребностей лежит «базовый динамизм», то есть стремление человека к «оптимальному функционированию». На сенсорном уровне это проявляется в желании достичь физического комфорта, а на психологическом – в стремлении к счастью. По мнению автора, это реализуется в достижении поставленных целей посредством своего поведения.

Сам процесс регуляции поведения состоит из нескольких этапов. Первый этап заключается в конструировании стандарта. Существуют врожденные эталоны и стандарты, которые конструируются человеком в течение жизни. В их формировании важную роль играет субъективное восприятие, Я-концепция, ценностно-смысловая сфера и др. На следующей стадии на основании стандарта формулируются цель, средства ее достижения и план действия. В процессе движения к цели субъект постоянно производит оценку степени ее достижения. Несоответствие стандарту приводит к возникновению рассогласования между желаемым результатом и актуальным состоянием. Это рассогласование и запускает исполнительное действие. Описанные этапы позволяют отметить, что в концепции регуляции поведения Ж.Нюттена устанавливается взаимосвязь таких аспектов, как когнитивные процессы, мотивация, ценностно-смысловая сфера и Я-концепция.

Таким образом, краткое рассмотрение разных вариантов психологии субъекта и когнитивно-динамической концепции Ж.Нюттена позволяет сделать вывод о том, что наделение человека активностью в отношении созидания своей жизни, свободой выбора и воли позволило перейти к исследованию вопроса целостного существования человека и проблем, связанных с построением перспективы жизни.

Опираясь на положения системно-субъектного подхода Е.А.Сергиенко, объединяющего субъектно-деятельностный (С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова, А.В.Брушлинский) и системный (Б.Ф.Ломов) подходы, а также на когнитивно-динамическую концепцию регуляции поведения Ж.Нюттена, мы разработали программу исследования, целью которого стало изучение особенностей субъектных и личностных характеристик людей разных профессий при построении временной перспективы.

В связи с тем что профессиональная деятельность является одним из основных аспектов жизнедеятельности взрослых людей, ее характер отражается на личной жизни человека. В рамках нашей работы мы изучаем субъектные и личностные характеристики людей, работающих в условиях строгой внешней временной регламентации (на примере летного состава ВВС РФ), а также тех людей, чья профессиональная деятельность регулируется самим субъектом.

Как было описано выше, мы полагаем, что регуляция поведения выполняется посредством взаимодействия субъектных и личностных характеристик. В нашей работе мы выделили следующие исследуемые переменные.

Субъектные характеристики:
– рефлексия;
– контроль поведения (эмоциональный, когнитивный, волевой).

Личностные характеристики:
– временная перспектива;
– смысложизненные ориентации;
– субъективный возраст;
– удовлетворенность жизнью.

Выбор этих переменных обусловлен нашей теоретико-методологической позицией. В соответствии с субъектно-деятельностным подходом С.Л.Рубинштейна и когнитивно-динамическим подходом Ж.Нюттена деятельность субъекта всегда разворачивается в конкретной ситуации. При этом способность преобразовывать окружающую среду в соответствии со своими целями поведения является важнейшей характеристикой субъекта. Согласно С.Л.Рубинштейну [Рубинштейн, 1997] необходимым условием для возникновения субъекта является развитие рефлексии, то есть способность выйти за пределы текущей ситуации и критически осмыслить происходящее. Все это способствует самостоятельному формированию системы жизненных смыслов и дальнейшему построению отдаленной перспективы будущего и ближайших целей поведения.

Ключевая роль в организации поведения, по мнению Е.А.Сергиенко, принадлежит самому действующему субъекту и реализуется посредством контроля поведения, являющегося регулятивной функцией субъекта. Контроль поведения понимается как «психологический уровень регуляции, реализующий индивидуальные ресурсы психической организации человека, обеспечивающий соотношение внутренних возможностей и внешних целей» [Сергиенко, Виленская, Ковалева, 2010]. Его основу составляют индивидуальные личностные ресурсы, интегрируемые субъектом: когнитивные, эмоциональные и волевые. Таким образом, контроль поведения рассматривается как единая система, включающая три субсистемы регуляции: когнитивный контроль, эмоциональную регуляцию и волевой контроль.

Кроме того, с точки зрения системно-субъектного подхода «континуум согласования задач личности и интегративных возможностей субъекта» [Сергиенко, 2011] является отражением психологической зрелости. На наш взгляд, в качестве показателя такого согласования может выступать удовлетворенность жизнью как индикатор высокой согласованности личностных и субъектных характеристик и субъективный возраст как выражение субъективного благополучия и самоотношения человека.

Таким образом, в нашей работе мы предпринимаем попытку изучить многоуровневую организацию поведения человека и исследовать взаимосвязь субъектных и личностных характеристик в зависимости от особенностей профессиональной деятельности.

Эмпирическое исследование

Целью данного эмпирического исследования было изучение особенностей смысложизненных ориентаций, когнитивного контроля поведения и временной перспективы людей разных профессий. Мы полагаем, что данные конструкты взаимосвязаны между собой, так как смысложизненные ориентации лежат в основе тех планов, которые формулирует субъект. При этом в осмыслении результатов своей жизни, анализе актуальных событий и построении целей на будущее непосредственное участие принимают когнитивные процессы регуляции поведения. Однако характер данных взаимосвязей может отличаться в зависимости от сферы профессиональной деятельности.

Методы

Выборка

Всего в исследовании приняли участие 84 человека, составившие 2 группы:
– первая группа (ВВС) – летный состав ВВС РФ (n = 44) в возрасте 23–52 лет (средний возраст 35 лет). Группа сформирована на базе 3-го Центрального военного клинического госпиталя им. А.А.Вишневского Министерства обороны Российской Федерации;
– вторая группа (К.Гр.) – люди, чья профессиональная деятельность не связана с работой в условиях строгой внешней временной регламентации (ученые, научные сотрудники, риэлторы, специалист по информатизации, режиссер монтажа и др.). Всего 40 человек в возрасте 23–47 лет (средний возраст 31 год).

Методики

Мы использовали следующие психодиагностические методики: метод мотивационной индукции (ММИ) Ж.Нюттена [Нюттен, 2004] для анализа временной перспективы; тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д.А.Леонтьева [Леонтьев, 2006] для изучения смысловой сферы; опросник «Стиль саморегуляции поведения (ССПМ)» В.И.Моросановой [Моросанова, 2004] с целью диагностики когнитивного контроля поведения.

Методы анализа данных

Для анализа данных нами применялись методы математической статистики: тест Колмогорова–Смирнова для проверки гипотезы о нормальном распределении, критерий U-Манна–Уитни для определения достоверности различий по группам, метод ранговой корреляции Спирмена для установления взаимосвязей между исследуемыми переменными. Статистический анализ данных проводился с помощью программы SPSS 13.0.

Результаты и обсуждение

Результаты исследования когнитивного контроля поведения показали, что почти все испытуемые обеих групп обладают высоким и средним уровнем саморегуляции (ВВС – 92%; К.Гр. – 97%), что указывает на сформированность индивидуальной системы осознанной саморегуляции произвольной активности.

Анализ индивидуально-типических особенностей саморегуляции показал, что у 44% летного состава и у 39% респондентов контрольной группы наблюдается гармоничный профиль. Из них на высоком и среднем общем уровне саморегуляции находятся 95% и 93% испытуемых соответственно. У 56% военных летчиков можно наблюдать пикообразный профиль, причем из них на высоком и среднем общем уровне саморегуляции находятся 92%. Это позволяет считать такие профили также эффективными. Эффективность достигается благодаря наличию компенсаторных отношений. В основном компенсация осуществляется за счет моделирования условий и оценки результатов действий. В контрольной группе пикообразный профиль свойственен 61% респондентов, при этом все они находятся на высоком и среднем общем уровне саморегуляции. Однако у них компенсация осуществляется в основном за счет сформированности осознанного планирования деятельности.

Статистически значимые различия наблюдаются в развитии регуляторно-личностных свойств. Гибкость оказалась больше развитой у военных летчиков (U = 534,5; p = 0,017), а самостоятельность – наоборот, в контрольной группе (U = 516,5; p = 0,010). Такие личностные особенности как раз и являются отражением различий в характере трудовой деятельности. Ввиду того что летная деятельность является строго регламентированной внешне, военные летчики должны подчиняться и исполнять команды руководящего состава. Программы действий также прописаны в инструкциях. Поэтому в их деятельности самостоятельность может приравниваться к несоблюдению установленных правил. Кроме того, в процессе выполнения заданий летный состав несет личную ответственность за результаты деятельности. Гибкость помогает им корректировать свое поведение в меняющихся условиях, а также принимать в нестандартных ситуациях сбалансированные самостоятельные решения, не выходящие за рамки существующих норм. В группе людей, чья профессиональная деятельность не регламентируется внешне, необходимо постоянно самостоятельно планировать свою деятельность. Такие люди наделены большей свободой в выборе своих действий. В принятии решений они привыкли больше ориентироваться на себя, нежели придерживаться мнения окружающих. В их понимании самостоятельность скорее соотносится с независимостью, индивидуальностью, уникальностью.

Изучение смысложизненных ориентаций показало, что у большинства респондентов обеих групп значения по показателю общей осмысленности жизни находятся в среднем и высоком диапазоне (ВВС – 97%; К.Гр. – 90%). Схожие результаты получены и по отдельным шкалам методики. Тем не менее в группе ВВС в целом осмысленность жизни выше (U = 391,5; p = 0,005). Кроме того, у них выше результаты и по отдельным шкалам: Цели (U = 397,5; p = 0,007); Процесс (U = 446,5; p = 0,031), Результат (U = 389,5; p = 0,005), Локус контроля – Я (U = 340,0; p = 0,001); Локус контроля – Жизнь (U = 443,5; p = 0,029). Мы это связываем с тем, что, несмотря на то что профессиональная деятельность летного состава строго регламентирована, сама сфера военной авиации представляет собой сложившуюся систему с определенными нормами и ценностями. Никто из числа принявших участие в нашем исследовании не указал, что менял род профессиональной деятельности, при этом 81% отметили, что хотели бы продолжить летную деятельность и военную службу. Это значит, что система профессиональных ценностей достаточно хорошо интегрирована в структуру личностных смыслов, что способствует ощущению полноты, гармоничности и осмысленности жизни.

Мы также проанализировали взаимосвязи между когнитивным контролем поведения и смысложизненными ориентациями (табл. 1). При этом установили, что у военных летчиков число корреляций значительно превосходит. У них наблюдается корреляционная связь между общей осмысленностью жизни и общим уровнем саморегуляции, а также почти со всеми компонентами когнитивного контроля поведения. Это говорит о том, что чем больше у субъекта развиты способности к управлению своей целенаправленной активностью, тем его жизнь становится более осмысленной.

Таблица 1
Коэффициенты ранговой корреляции Спирмена между компонентами когнитивного контроля поведения и смысложизненных ориентаций в группе летного состава ВВС РФ и в контрольной группе

СЖО Цели Процесс Результат Локус контроля – Я Локус контроля – Жизнь Осмысленность жизни
ССПМ ВВС ВВС ВВС ВВС ВВС ВВС
К.Гр. К.Гр. К.Гр. К.Гр. К.Гр. К.Гр.
Планирование            
           
Программирование           0,319*
           
Гибкость 0,344* 0,440** 0,514** 0,378* 0,451** 0,504**
    0,345*   0,342*  
Моделирование           0,336*
           
Оценка результатов 0,320*          
           
Самостоятельность –0,413** –0,306*     –0,461** –0,400**
           
Общий уровень саморегуляции     0,309*     0,306*
           

Примечания. ВВС – первая группа, К.Гр. –  вторая группа. Уровень значимости различий: * p ≤ 0,05; ** p ≤ 0,01.


Наибольшее число связей когнитивного контроля поведения можно наблюдать с регуляторно-личностными свойствами: с гибкостью и самостоятельностью. Причем гибкость имеет корреляции как в группе ВВС (со всеми шкалами СЖО), так и в контрольной группе, что указывает на то, что именно это личностное свойство наиболее тесно взаимосвязано с ценностно-смысловой сферой. Гибкость дает возможность субъекту взглянуть на окружающее с разных позиций, вариативно действовать в разных ситуациях и достигать оптимального результата. Как следствие это способствует накоплению многопланового жизненного опыта и развитию смысловой сферы, составляющие которой, в свою очередь, положительно влияют на адаптивные свойства личности.

Самостоятельность, в отличие от гибкости, имеет отрицательные корреляции с целями, эмоциональной насыщенностью жизни, управляемостью жизни и осмысленностью жизни в группе летного состава. Такие результаты мы объясняем особенностями профессии, которая обусловливает разное понимание самостоятельности в деятельности. Для летного состава автономная регуляция своего поведения означает отказ от принятия системы ценностей военной авиации, так как в этой профессиональной сфере необходимо регулировать свои действия в соответствии с инструкциями и приказами. Таким образом, принятие профессиональных ценностей сопряжено со снижением автономности в своих действиях.

Интерпретация результатов исследования временной перспективы проводилась по двум направлениям: анализ временной перспективы и анализ содержания мотивации. Данные, полученные при изучении временной перспективы, представлены на рис. 1. Полужирным шрифтом выделены значения в тех категориях, в которых имеются статистически значимые различия в группах.



Рис. 1. Профили перспективы будущего в группе летного состава ВВС РФ и в контрольной группе.
Примечания. ВВС – первая  группа, К.Гр. – вторая группа. Календарные периоды: D – несколько дней от настоящего момента; W – несколько недель; М – несколько месяцев; У в течение одного года; У~ – несколько лет. Периоды социальной и биологической жизни: A – период взрослой жизни, связанной с профессиональной деятельностью; A1 – первая половина профессиональной карьеры; А2 – вторая половина профессиональной карьеры; О – период после окончания трудовой деятельности; АО – мотивационные объекты расположены в периоде А и после окончания трудовой деятельности; L – вся будущая жизнь как целое; X – период после смерти испытуемого; l – открытое настоящее; х обобщенные мотивационные объекты, которые не могут уместиться на жизненной шкале отдельного индивида; Р – прошлое.


В целом в обеих группах траектория временной перспективы имеет схожий вид. Большая часть ответов в обеих группах приходится на категорию «открытое настоящее» (l): 26% в группе ВВС и 24% в К.Гр. Следующим по значимости оказалось планирование ближней перспективы. Это суммарное значение интервалов D, W, M, У (ВВС – 17%, К.Гр. – 19%).

Третье место занимают ответы, связанные с периодом профессиональной деятельности (А): 16% в группе ВВС и 13% в К.Гр. Однако мы установили на уровне тенденции, что профессиональная деятельность для летного состава имеет большее значение (U = 495,5; р = 0,084). Это видится нам логичным, так как никто из респондентов группы № 1 не менял профессиональную сферу. Таким образом, на военной службе они проводят большую часть своего времени. Поэтому служба в ВВС приобретает особый смысл для летного состава. В контрольной группе 44,5% испытуемых меняли профессию, кроме того, их профессиональная деятельность не носит строго регламентированный характер, поэтому в разные моменты времени она может иметь разное значение.

Также хотелось бы обратить внимание на статистически значимые различия, полученные в интервале М (U = 441,0; р = 0,043) и различия на уровне тенденции в интервале А1 (U = 561,0; р = 0,097), который помимо будущего включает в себя и актуальный момент времени. Эти результаты указывают на тенденцию к тому, что для испытуемых, чья профессиональная деятельность строго не регламентируется, более важным является планирование ближней перспективы, выстраивание карьеры в текущий момент. В отличие от этой группы летный состав имеет четкий распорядок своей деятельности (как ежедневный, так и долгосрочный), и для них уже большее значение приобретает профессиональная деятельность в целом: выполнение стратегических задач, продвижение по службе и т.д. Такие выводы подкрепляются различиями, полученными по категории А.

Содержательный анализ временной перспективы также позволил установить различия в исследуемых группах. Сначала опишем результаты по основным категориям анализа (рис. 2). Самыми значимыми оказались объекты, связанные с личностью самого субъекта (S): 20% в группе ВВС и 25% в К.Гр. При этом у респондентов контрольной группы данная категория представлена чаще (U = 423; р = 0,027). Следующей по значимости является категория целей, направленных на саморазвитие (SR). В обеих группах доля таких ответов составила 14%.

Третье место в группе военных летчиков разделили 2 группы мотивационных объектов (по 13%): социальные контакты (C) и профессиональная деятельность (R2). В контрольной группе на третьем месте также находятся ответы, указывающие на социальные контакты (11%), а вот категория профессиональной деятельности (R2) представлена значительно меньше (U = 404; р = 0,014). Вместе с такими категориями, как отдых (L) и обладание (P), они занимают пятое место (по 8%).



Рис. 2. Распределение категорий мотивационных объектов в группе летного состава ВВС РФ и в контрольной группе.
Примечания. ВВС – первая группа, К.Гр. – вторая группа. S – личность самого субъекта; SR – саморазвитие, самоактуализация; R – активность в целом; R2 – профессиональная деятельность; R3 – учебная деятельность; С социальные контакты с другими; С2 – ожидание чего-то от других; С3 – цели, формулируемые для других; Е – активность в связи с получением информации, познанием, исследованием и т.д.; Т – религиозные, экзистенциальные или трансцендентальные цели; Р – желание иметь, приобрести что-то; L отдых, досуг.


Категория объектов, касающихся общения, была проанализирована с нескольких позиций: в зависимости от того, чего субъект ожидает от других (для категории С2), чего желает для других (для категории С3) и на кого направлен социальный контакт (для категорий С, С2 и С3). По первым двум линиям анализа мы не получили статистически значимых различий между исследуемыми группами.

Изучение субъектов, на которых направлен социальный контакт, показало, что военные летчики больше ориентированы на тесное общение внутри семьи, на продолжение рода (U = 436,5; р = 0,037), в то время как люди нерегламентированных профессий уделяют внимание большему кругу контактов, то есть категории «близкие» (U = 392; р = 0,006) и взаимоотношениям в диаде «мужчина – женщина» (U = 377; р = 0,002). Кроме того, для летного состава в большей степени свойственны обобщенные обращения к людям вообще, к человечеству (U = 441,0; р = 0,043). Это можно объяснить особенностями их профессиональной деятельности, связанными с решением стратегических задач, что позволяет более широко смотреть на окружающую действительность и анализировать происходящее.

Также мы изучили категории модальностей и негативные компоненты мотивационных объектов. Респонденты группы нерегламентированных профессий чаще указывают на возможные трудности при достижении объектов “b” (U = 447,5; р = 0,016), также они склонны чаще выражать позитивные стремления в негативной форме “np” (U = 462,5; р = 0,034). Мы объясняем это тем, что жизнь фрилансеров и людей «свободных» профессий имеет меньше стабильности. Им в большей степени приходится ориентироваться на себя и собственные ресурсы, что как раз и вызывает больше тревоги и опасений.

Особый интерес представляет анализ взаимосвязей между временной перспективой и смысложизненными ориентациями, а также когнитивным контролем поведения. Как видно на рис. 3–6 и в табл. A, B, в исследуемых группах количество и характер связей сильно отличается. Ввиду большого объема данных в табл. А и В приведены только статистически значимые результаты (p ≤ 0,05). С отсутствующими категориями мотивационных объектов достоверных взаимосвязей установлено не было.

В группе летного состава число корреляций между перспективой жизни и смысложизненными ориентациями значительно больше (рис. 3, 4, табл. А). Кроме того, у военных летчиков имеют взаимосвязи все компоненты смысложизненных ориентаций. Это говорит о тесной связи между смысловой и мотивационной сферами личности, а также планированием времени.

Если рассматривать календарные периоды временной перспективы, то можно отметить, что в группе летного состава смысложизненные ориентации отрицательно связаны с планированием ближней перспективы (D) и положительно связаны с долгосрочными целями (У~). Таким образом, выстраивание дальней перспективы в рамках календарных периодов способствует большей осмысленности жизни, и, в свою очередь, осмысление жизни позволяет субъекту увеличить временную перспективу.

Среди периодов социальной и биологической жизни отрезок АО имеет связи в обеих группах, однако все связи в группе № 1 положительные, а в группе № 2 – отрицательные. Мы объясняем это тем, что жизнь людей «свободных» профессий протекает в постоянно меняющихся условиях. Осмысление этого может приводить к пониманию того, что строить долгосрочные планы имеет мало смысла из-за нестабильности. Это подтверждается и наличием положительных связей с периодом А1, включающим и актуальный момент времени. Люди регламентируемых профессий, как было отмечено выше, работают в условиях сложившейся системы. Осмысленность жизни предполагает принятие этой системы, что позволяет строить планы и на длительный срок.

Анализ корреляций с мотивационными объектами (табл. А) показал, что у военных летчиков большее число взаимосвязей приходится на категории «детско-родительские отношения», «личность», «активность с мотивацией достижения». При этом прослеживаются следующие отношения: чем выше осмысленность жизни, тем чаще в ответах респондентов встречается ориентация на достижения и тем важнее для них внутрисемейные отношения. А вот с категорией «личность» установились отрицательные связи. Это может свидетельствовать о том, что чем больше субъект ориентируется на себя, тем в меньшей степени он разделяет ценности системы военной авиации, что ведет к снижению эмоциональной насыщенности жизни, удовлетворенности результатами, ощущению того, что самому трудно что-то изменить и т.д.

В контрольной группе, наоборот, осмысленность жизни более всего связана с самореализацией. Кроме того, нами установлена отрицательная корреляция между «процессом» и «активностью с мотивацией достижения». Это опять же подчеркивает большую ориентацию респондентов контрольной группы на настоящий момент, так как их мотивация достижения направлена не для достижения максимального результата в будущем, а для изменения неудовлетворительного актуального состояния.

Еще одна отличительная особенность, связанная с профессиональной деятельностью, касается ориентации в контактах. Так как военная авиация предполагает служение государству, то есть на благо других людей, то для летного состава смысл жизни больше связан с ориентацией на окружающих, а также с тем, чтобы самим устанавливать контакты. Люди же «свободных» профессий в большей степени ориентированы на то, чтобы получить что-то от других.



Рис. 3. Корреляционные связи между темпоральными категориями временной перспективы и компонентами смысложизненных ориентаций в группе летного состава ВВС РФ.





Рис. 4. Корреляционные связи между темпоральными категориями временной перспективы и компонентами смысложизненных ориентаций в контрольной группе.


В отличие от смысложизненных ориентаций, которые в большей степени взаимосвязаны с временной траекторией у военных летчиков, контроль поведения играет большую роль в планировании времени в контрольной группе (рис. 5, 6, табл. В). По-видимому, это связано с тем фактом, что те люди, чья профессиональная деятельность не является внешне регламентированной, в большей мере рассчитывают на внутренние ресурсы, нежели на внешние.

На примере группы людей «свободных» профессий мы установили, что субъекты с более развитым когнитивным контролем склонны строить планы на более отдаленную перспективу (У~), а с менее развитым – на ближайшее время (D, W).

Период открытого настоящего отражает те мотивационные объекты, которые субъект хотел бы иметь сейчас и далее в будущем. Выражаясь языком геометрии, он представляет собой луч, устремленный в бесконечность, начало которого лежит в настоящем и который не имеет отношения к какому-либо конкретному интервалу времени. Поэтому, как мы считаем, он отрицательно взаимосвязан с планированием, программированием и общим уровнем саморегуляции в контрольной группе и положительно связан с моделированием в группе летного состава ВВС. Планирование и программирование действий – это те аспекты, которые направлены на конкретное время в будущем. В свою очередь моделирование представляет собой оценку значимых условий, то есть связано с настоящим.

У военных летчиков временная перспектива также связана с регуляторно-личностными свойствами. Чем ниже самостоятельность, тем чаще люди строят планы на отдаленную перспективу (У~). Однако, как мы уже не раз отмечали, самостоятельность в контексте военной службы принимает иное значение. Поэтому можно заключить, что чем в большей степени субъект вписывается в систему военной авиации, тем чаще он формулирует цели на несколько лет. Гибкость отрицательно коррелирует с первой половиной профессиональной деятельности (А1), то есть как раз тем периодом, в котором сейчас находятся испытуемые. Таким образом, люди, менее склонные к адаптации своего поведения в меняющихся условиях, хотят реализовать свои цели в более короткие сроки.

Мотивационные объекты примерно в равном объеме взаимосвязаны со всеми составляющими когнитивного контроля поведения в обеих группах. У летного состава ВВС высокий когнитивный контроль, в основном, связан с развитием ориентации на прогресс (развитие) в деятельности, в том числе и профессиональной, а также на стремление к саморазвитию. В контрольной же группе эта связь устанавливается со сферой контактов и межличностных отношений.



Рис. 5. Корреляционные связи между темпоральными категориями временной перспективы и компонентами когнитивного контроля поведения в группе летного состава ВВС РФ.





Рис. 6. Корреляционные связи между темпоральными категориями временной перспективы и компонентами когнитивного контроля поведения в контрольной группе.


Таким образом, мы подтвердили гипотезу о том, что временная перспектива взаимосвязана с когнитивным контролем поведения и смысложизненными ориентациями, при этом характер взаимосвязей меняется в зависимости от особенностей трудовой деятельности.

Выводы

1. При планировании времени у людей, работающих в условиях строгой временной регламентации, большую роль играют смысложизненные ориентации, а у людей, самостоятельно регулирующих свою деятельность – когнитивный контроль поведения. Также смысложизненные ориентации имеют больше взаимосвязей с когнитивным контролем поведения в группе летного состава ВВС.

2. В обеих группах в структуре когнитивного контроля поведения важное место занимают регуляторно-личностные свойства: гибкость и самостоятельность. Однако самостоятельность принимает разное значение в рамках анализируемых профессий. Кроме того, для военных летчиков значимым аспектом также является моделирование условий деятельности, а для людей «свободных» профессий – планирование деятельности.

3. При построении временной перспективы наиболее важными оказались следующие периоды: открытое настоящее; ближняя перспектива; период трудовой деятельности; период взрослости и после окончания трудовой деятельности. Период трудовой деятельности чаще указывался в ответах людей регламентированных профессий. В контрольной группе респонденты чаще строили более ограниченные планы: на месяц и первую половину профессиональной деятельности.

4. В рамках календарных периодов временной перспективы в группе летного состава ВВС мы установили, что чем чаще субъект строит планы на длительное время (несколько лет), тем выше у него уровень осмысленности жизни и компонентов смысложизненных ориентаций. В то время как планирование на ближайшее время (день) связано с более низким уровнем этих показателей. Аналогично в контрольной группе чем чаще субъекты указывают периоды «день» и «неделя», тем у них ниже уровень когнитивного контроля поведения. И чем чаще они ставят цели на несколько лет, тем лучше развиты когнитивные процессы регуляции поведения.

5. Профессия является более значимой для военных летчиков: по сравнению с контрольной группой она чаще указывается среди мотивационных объектов, а также имеет взаимосвязи со смысложизненными ориентациями и когнитивным контролем поведения. У людей «свободных» профессий чаще представлена категория мотивационных объектов, связанных с личностью самого субъекта.

6. У военных летчиков с высокими показателями смысложизненных ориентаций и когнитивного контроля поведения чаще выражена мотивация достижения и стремление к максимальным результатам в деятельности. У людей нерегламентируемых профессий мотивация достижения взаимосвязана с изменением неудовлетворительного актуального состояния.

7. В сфере контактов и взаимоотношений у летного состава ВВС смысложизненные ориентации связаны с ориентацией на окружающих или с тем, чтобы устанавливать контакты самостоятельно. Наиболее ценными для них являются внутрисемейные отношения, в частности детско-родительские, а также стремления, направленные на группы людей и все человечество в целом. Люди нерегламентируемых профессий больше ориентированы на то, чтобы получить что-то от других. Помимо семьи для них наиболее важными являются отношения с противоположным полом и с близкими.

Таким образом, регламентация профессиональной деятельности тесно переплетается не только с временной перспективой личности, но и связана с различными типами личностной (смысложизненные ориентации) и субъектной регуляции.


Приложение

Таблица A
Количество статистически значимых (p ≤ 0,05) корреляционных связей между мотивационными объектами и компонентами смысложизненных ориентаций в группе летного состава ВВС РФ и в контрольной группе

Количество корреляционных связей (положительные/отрицательные)
СЖО Цели Процесс Результат Л К-Я Л К-жизнь Осмысл. жизни Всего
ММИ ВВС ВВС ВВС ВВС ВВС ВВС ВВС
К.Гр. К.Гр. К.Гр. К.Гр. К. Гр. К.Гр. К.Гр.
Личность
(S)
0/1 0/1 0/1 0/1 0/1 0/1 0/6
            0/0
Характер
(Scar)
0/1           0/1
            0/0
Я-концепция (Sc)     1/0 1/0     2/0
            0/0
Личностная автономия (Saut)             0/0
  0/1         0/1
Самореализация (SR)             0/0
1/0     1/0     2/0
Профессиональная деятельность (R2)       1/0     1/0
            0/0
Учебная деятельность (R3)             0/0
      0/1     0/1
Активность с мотивацией достижения (R(a) и R(m)) 1/0   1/0 1/0   1/0 4/0
  0/1         0/1
Детско-родительские отношения (C,p; С2,p и C3,p)           1/0 1/0
            0/0
Объекты, относящиеся к человечеству в целом
(C,g, и С3,H)
    0/1       0/1
            0/0
Желание вступить в контакт с противоположным полом (C,e)             0/0
  1/0         1/0
Желание получить оценку (C2(ap))             0/0
      0/1   0/1 0/2
Желание получить любовь (C2(af))             0/0
      1/0     1/0
Желания для родителей и детей (C3,p)   1/0 1/0   1/0 1/0 4/0
            0/0
Желания для противоположного пола (C3,e)   0/1     0/1   0/2
            0/0
Желания для других, связанные с детско-родительскими отношениями (C3(C, p))   0/1     0/1   0/2
            0/0
Желания для других, связанные с личностью (C3(S))   1/0 1/0     1/0 3/0
            0/0
Пожелан. другим здоровья (C3(Spre(ph))             0/0
        0/1   0/1
Рассчитывать на удачу (gf)             0/0
0/1   0/1 0/1 0/1 0/1 0/5
Достигнуть max (m) 1/0 1/0 1/0   1/0 1/0 5/0
            0/0
Негативная формулировка (np)     0/1       0/1
            0/0
Всего 2/2 3/3 5/3 3/1 2/3 5/1 20/13
1/1 1/2 0/1 2/3 0/2 0/2 4/11

Примечания. ВВС – первая группа, К.Гр. – вторая группа.


Таблица B
Количество статистически значимых (p ≤ 0,05) корреляционных связей между мотивационными объектами и компонентами когнитивного контроля поведения в группе летного состава ВВС РФ и в контрольной групп

Количество корреляционных связей (положительные/отрицательные)
ССПМ Планиро
вание
Программи
рование
Гибкость Модели
рование
Оценка результатов Самостоя
тельность
Общий уровень
саморегуляции
Всего
ММИ ВВС ВВС ВВС ВВС ВВС ВВС ВВС ВВС
К.Гр. К.Гр. К.Гр. К.Гр. К.Гр. К.Гр. К.Гр. К.Гр.
Личность (S)               0/0
  0/1           0/1
Способности (Sapt)       1/0       1/0
              0/0
Я-концепция (Sc)               0/0
          1/0   1/0
Физическое самосохранение (Spre(ph))               0/0
    0/1         0/1
Самореализация (SR)     1/0 1/0       2/0
              0/0
Профессиональная деятельность (R2)               0/0
        0/1     0/1
Учебная  деятельность (R3)               0/0
          0/1   0/1
Активность с мотивацией
достижения (R(a) и R(m))
1/0             1/0
              0/0
Социальные контакты (С, С2, С3)               0/0
  0/1 0/1 0/1     0/1 0/4
Желание вступить в контакт (С) 1/0             1/0
  0/1           0/1
Отношения с коллегами, друзьями (C,а; С2,а; C3,а)             1/0 1/0
              0/0
Отношения с противоположным полом (C,e; С2,e; C3,e)               0/0
0/1     0/1       0/2
Объекты, относящиеся к человечеству
в целом (C,g, и С3,H)
          0/1   0/1
              0/0
Ожидание чего-то от других (С2)               0/0
            0/1 0/1
Ожидание чего-то от близких (C2,бл)               0/0
      1/0       1/0
Ожидание чего-то от руководства (С2,si)       0/1       0/1
    0/1         0/1
Ожидание чего-то от родителей, детей (С2,p)           1/0   1/0
              0/0
Ожидание чего-то от друзей, коллег (C2,a)         1/0     1/0
              0/0
Желание получить любовь (C2(af))               0/0
  0/1           0/1
Желания для близких(C3,бл)           0/1   0/1
              0/0
Приобретение, обладание (P)     0/1 0/1       0/2
              0/0
Отдых, досуг (L)         0/1     0/1
              0/0
Желания другим самосохранения(C3(Spre))     0/1         0/1
              0/0
Стремление к прогрессу (d) 1/0 1/0         1/0 3/0
              0/0
Достигнуть max (m)       1/0     1/0 2/0
              0/0
Трудность достижения объекта (Rb)               0/0
      1/0       1/0

Примечания. ВВС – первая группа, К.Гр. – вторая группа.


Литература

Абульханова К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. СПб.: Алетейя, 2001.

Брушлинский А.В. Психология субъекта и его деятельности. В кн.: В.Н. Дружинин (Ред.), Современная психология: Справочное руководство. М.: Инфра-М., 1999. С. 330–346.

Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО). 2-е изд. М.: Смысл, 2006.

Моросанова В.И. Опросник «Стиль саморегуляции поведения» (ССПМ): руководство. М.: Когито-Центр, 2004.

Нюттен Ж. [Nuttin J.] Мотивация, действие и перспектива будущего. М.: Смысл, 2004.

Рубинштейн С.Л. Человек и мир. М.: ПЕР СЭ, 1997.

Сергиенко Е.А. От когнитивной психологии к психологии субъекта. Психологический журнал, 2007, 28(1), 17–27.

Сергиенко Е.А. Психология субъекта: поиски и решения. Психологический журнал, 2008, 29(2), 16–28.

Сергиенко Е.А. Системно-субъектный подход: обоснование и перспектива. Психологический журнал, 2011, 32(1), 119–132.

Сергиенко Е.А., Виленская Г.А., Ковалева Ю.В. Контроль поведения как субъектная регуляция. М.: ИП РАН, 2010.

Поступила в редакцию 19 марта 2014 г. Дата публикации: 30 июня 2014 г.

Сведения об авторе

Терехина Надежда Сергеевна. Аспирант, Институт психологии Российской академии наук, ул. Ярославская, д. 13, 129366 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Стиль psystudy.ru
Терехина Н.С. Соотношение субъектных и личностных характеристик при построении временной перспективы у людей разных профессий. Психологические исследования, 2014, 7(35), 7. http://psystudy.ru

Стиль ГОСТ
Терехина Н.С. Соотношение субъектных и личностных характеристик при построении временной перспективы у людей разных профессий // Психологические исследования. 2014. Т. 7, № 35. С. 7. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).
[Описание соответствует ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка". Дата обращения в формате "число-месяц-год = чч.мм.гггг" – дата, когда читатель обращался к документу и он был доступен.]

Адрес статьи: http://psystudy.ru/index.php/num/2014v7n35/994-terekhina35.html

К началу страницы >>