Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Климов А.А. Взаимосвязь целостности группы и эффективности групповой деятельности

English version: Klimov A.A. Interrelation between group integrity and efficiency of group activity
Высшая школа экономики, Москва, Россия

Сведения об авторе
Литература
Ссылка для цитирования


Сопоставляются исследования сплоченности и воспринимаемой целостности группы, проведенные различными авторами в рамках двух подходов к пониманию проблемы групповой целостности. Анализируются причины и последствия возникновения целостности группы. Рассматривается связь этого конструкта с эффективностью групповой деятельности. Предлагаются основания, на которых могут быть соотнесены широко используемые в социальной психологии понятия «групповая сплоченность», «групповая целостность» и «воспринимаемая целостность группы».

Ключевые слова: целостность социальной группы, воспринимаемая целостность, групповая сплоченность, эффективность деятельности

 

Введение

Проблема групповой целостности стала актуальной начиная с 1940-х годов [Wittenbaum, Moreland, 2008] и остается для социальной психологии одним из основных фокусов исследовательского внимания. Среди вопросов, на которые социальные психологи ищут ответы, наиболее принципиальными остаются следующие: Что такое группа, как она формируется, что делает случайный набор людей группой? Что такое целостность группы, как ее определить и измерить? Будет ли целостная группа более продуктивной? Первый вопрос фокусирует интерес на так называемой проблеме группы в социальной психологии. Второй в большей мере отражает научный интерес к внутренним конституирующим группу признакам, таким как целостность, единство, сплоченность. Третий вопрос отражает практический запрос на разработку технологий создания и развития различных типов социальных групп, а также повышения продуктивности их деятельности. При этом в основе лежит предположение о повышении эффективности групповой деятельности вследствие интенсификации групподинамических процессов.

Взаимосвязь целостности группы и эффективности ее деятельности требует рассмотрения проблемы целостности применительно к различным типам социальных групп. В общем виде для того чтобы считать некий социальный агрегат группой, необходима некоторая степень межличностных отношений, коммуникации, взаимодействия и наличие общих целей. Но можно ли говорить о феноменах целостности, сплоченности и их восприятия в контексте группы любого типа или в каждом конкретном случае нужны свои средства для ее изучения? Для описания различий в понимании природы целостности у разных групп предлагаются следующие решения.

1. Целостность принципиально одинакова в различных типах социальных групп, отличается лишь степень ее выраженности [Hamilton et al., 2002; Lickel et al., 2000]. Так, Б.Ликелу с коллегами удалось создать типологию социальных групп, потенциал которой был раскрыт в нескольких фундаментальных исследованиях социального познания. В этой типологии выделяются четыре основных типа социальных групп: интимные, целенаправленные (группы, ориентированные на задачу), социальные (или социальные категории) и слабоассоциированные группы («диффузные группы») [Lickel et al., 2000]. Основная масса исследователей находит предложенную Б.Ликелом концепцию воспринимаемой целостности и типологию групп непротиворечивыми. Люди спонтанно создают качественно разные когнитивные репрезентации для обработки и хранения информации о социальных группах [Hamilton et al., 2002; Sherman et al., 2002], а с ростом целостности группы возрастает степень удовлетворения основных мотивационных потребностей их членов [Crawford, Salaman, 2012].

2. Целостность групп различных типов формируется, достигается, воспринимается по-разному. Например, для рабочей группы или команды «комплексные, повторяющиеся паттерны отношений между членами группы, происходящие с использованием набора инструментов для достижения общих целей или задач» [Arrow, McGrath, 1995, с. 376], определяют целостность группы. Такое определение целостности группы едва ли подходит для этнических групп или других номинальных групп-категорий [Meneses et al., 2008]. Способы, которыми рабочая группа сформировала и отстаивает свою целостность, кардинальным образом отличаются, например, от военного подразделения или спортивной команды.

Мы придерживаемся той точки зрения, что целостность различных типов социальных групп имеет общую основу, но конкретные ее эмпирические проявления могут отличаться по двум основаниям.

Первое основание учитывает преобладание в изучаемых группах либо динамического аспекта (индивидов, которые значительно отличаются друг от друга по своим внешним и внутренним характеристикам, объединяют взаимодействие, общие цели и деятельность, причем структурные характеристики самой группы могут значительно изменяться во времени), либо статического аспекта («группы-категории», в основе которых лежит общность черт, объединяют индивидов со сходными признаками, целостность таких групп сохраняется вне зависимости от изменений в их стиле взаимодействия).

Такое деление соответствует статическому и динамическому подходам к определению социальной группы [Агадуллина, 2010]. Три аспекта целостности социальных групп, предложенных В.А.Штроо [Штроо, 2001; Штроо, 2007], соответствуют: топологический и структурный – статическому подходу, процессуальный – динамическому. На наш взгляд, выделение динамического и статического подходов может быть продуктивным не только для классификации групп [Агадуллина, 2008], но и помогает лучше понять целостность различных социальных групп. Для упрощения будем понимать под динамическими группами (с выраженным динамическим аспектом) контактные группы, а все остальные типы групп и других социальных объектов отнесем к статическим [Ip et al., 2006; Rutchick et al., 2008].

Вторым основанием для выявления отличий в восприятии целостности, ее проявлений и последствий может служить деление групп в зависимости от того, какая группа выступает объектом восприятия. Эффекты, которые проявляются в случае восприятия «своей» группы, или ингруппы, могут сильно отличаться или вообще отсутствовать в случае аутгруппы. Как будет показано далее, часть исследований проведена только в одной из этих перспектив (например, сплоченность исследовалась преимущественно в перспективе ингруппы). В других исследованиях рассматривались обе перспективы: восприятие целостности своей и чужой сильно отличалось. На наш взгляд, этот ракурс позволяет сравнивать, чем отличаются последствия восприятия целостности своей группы от восприятия целостности чужой группы.

Предложенная схема необходима для уточнения тех условий, при которых целостность группы и ее восприятие могут влиять на эффективность деятельности группы. Причем это влияние может быть опосредовано рядом переменных, являющихся прямыми следствиями восприятия целостности той или иной группы. Поэтому рассмотрение связей воспринимаемой целостности с другими социально-психологическими переменными представляется нам оправданным и продуктивным.

Взаимосвязь сплоченности и эффективности деятельности

Проверка предположения о связи целостности группы и эффективности групповой деятельности была включена в повестку дня практически одновременно с началом изучения групповой сплоченности (group cohesion) во второй половине XX века. Понятие вводилось с расчетом на то, чтобы была возможность предсказывать производительность, причем наибольший интерес вызывала продуктивность и эффективность деятельности рабочих групп и команд в организациях. Фактически сразу была закреплена традиция изучения сплоченности в контактных ингруппах. Определение и операционализация этого термина существенно различались [Carron, Brawley, 2000; Dion, 2000; Greer, 2012; Mudrack, 1989]. Большинство авторов согласны [Wittenbaum, Moreland, 2008], что сплоченность – степень, в которой члены группы чувствуют влечение к группе, связаны друг с другом и хотели бы оставаться в группе [Carron, Brawley, 2000; Chang et al., 2001].

Определение сплоченности, ставшее классическим, сформулировал Л.Фестингер: «совокупность всех сил, действующих на членов группы, удерживающих их в ней» [цит. по: Андреева, 2002]. При этом в «совокупность сил» включались не только внутренние силы «притяжения» и «отталкивания» в группе, но и внешние, включающие другие социальные объекты и социальную ситуацию. В дальнейшем это нашло свое выражение в понимании сплоченности как привлекательности членов группы друг для друга и группы в целом. Определение сплоченности через аттракцию по отношению к членам группы было расширено посредством обозначения важности отношений, которые сложились в группе [Hogg et al., 2004] и «мы-чувства», приводящего к возникновению «групповой гордости» [Mullen, Copper, 1994]. Затем возникли новые варианты, определяющие сплоченность через позитивную идентификацию с группой [Hackman et al., 1978]. В современной социальной психологии сплочение рассматривается как многокомпонентный феномен [Carron, Brawley, 2000; Chang et al., 2001; Dion, 2000; Greer, 2012; Zaccaro, Lowe, 1988].

А.Кэррон определяет сплочение как «динамическое свойство группы, выражающееся в тенденции группы оставаться вместе в процессе достижения групповых целей и удовлетворения аффективных потребностей ее членов» [Carron, Brawley, 2000]. Первый компонент этой модели содержит два измерения: «индивидуальная привлекательность группы» отражает стремление члена группы реализовывать свои персональные цели и удовлетворять потребности в межличностном общении; «групповая интеграция» основывается на общих установках, ценностях, верованиях, сходстве членов и наличии границ группы. Второй компонент – «аффективное сплочение» / «деятельностное сплочение» – поддерживается большинством авторов, проводивших дополнительные исследования валидности этой модели [Beal et al., 2003; Dion, 2000]. Наличие же первого компонента «индивидуальная привлекательность группы / групповая интеграция» ставится под сомнение [Dyce, Cornell, 1996]. Действительно, члену группы, для которого принадлежность к группе становится частью собственной идентичности, трудно разделить свои индивидуальные и групповые представления.

С целью обнаружения связи между сплоченностью и эффективностью деятельности группы проводилось большое количество исследований, их обобщение представлено в нескольких метааналитических обзорах [Beal et al., 2003; Evans, Dion, 2012; Mullen, Copper, 1994]. Авторы предупреждают, что применять полученные данные нужно с осторожностью, поскольку, во-первых, измерение сплоченности – это в большинстве случаев измерение ее восприятия членами ингруппы или аутгруппы (экспертами); во-вторых, большая часть исследований в этой области была проведена на очень специализированных типах групп (например, терапевтических группах [Ezquerro, 2010], военных подразделениях [Mullen, Copper, 1994] или спортивных командах [Carron, Brawley, 2000]); в-третьих, способы фиксации результативности варьировались от одного типа группы к другому (например, в случае спортивных команд это количество забитых голов, выигранных игр; в случае военных подразделений – количество пораженных мишеней, в лабораторных – количество и качество решенных задач). Тем не менее можно выделить три точки зрения на взаимосвязь сплоченности и эффективности групповой деятельности:

1) между ними существует прямая связь [Evans, Dion, 2012] (это хорошо заметно в условиях военных или спортивных групп);

2) между ними связь не прямая, ряд переменных-медиаторов могут находиться между ними (например, групповые нормы [Hackman et al., 1978]);

3) они находятся в более сложной взаимосвязи, зависящей от:
– характеристик задачи (связь двусторонняя, если задача требует взаимозависимости индивидов [Mullen, Copper, 1994]);
– внешней среды [Beal et al., 2003] (в полевых исследованиях реальных групп связь сильнее, чем в лаборатории [Mullen, Copper, 1994]);
– эмерджентных свойств самой группы [Kozlowski, Ilgen, 2006].

Изучение связи целостности и эффективности деятельности с опорой на категорию «сплоченность группы» имеет ряд недостатков. Первый недостаток состоит в том, что исследования целостности социальных групп не могут ограничиваться только контактными группами, то есть группами членства. Изучение групп, в основе которых лежит структурный аспект, с применением термина «сплоченность» затруднено (табл. 1). В настоящее время он не является релевантным по отношению к большим социальным группам – этническим группам, региональным сообществам. Изучение таких типов групп возможно, при использовании термина «социальное сплочение» [Mannarini et al., 2012; Wilkinson, 2007]. Подходы, связанные с ним, только начали развиваться. Изучать большие социальные группы, оставаясь в рамках традиционных теоретических представлений о сплоченности, сформированных при изучении малых контактных групп, нам не представляется возможным, поскольку социальные группы-категории не являются контактными, а аффективный компонент принадлежности к ним может быть редуцирован.

Второй принципиальный недостаток категории «сплоченность» носит методический характер – существующие методики предназначены для измерения сплоченности только в перспективе ингруппы (табл. 1). Испытуемый может оценить эмоциональную привязанность лишь к той группе, представителем которой он является. Это приводит к чрезмерному замыканию во внутреннем пространстве группы.

Третий недостаток связан с исследованием межгрупповых отношений. Эта тема является самой популярной в современной социальной психологии – более половины исследований опубликованы в период с 1975 по 2006 год [Wittenbaum, Moreland, 2008]. Работы, основанные на теориях самокатегоризации, социальной идентификации и социальной идентичности, фактически вытеснили исследования по групповой сплоченности (см. рис. 1). Тематика межгрупповых отношений не ограничивается межгрупповыми конфликтами (14% публикаций [Там же]), в ее рамках изучается членство в нескольких группах и стереотипы. Это перспективы, которые, на наш взгляд, еще предстоит развивать в рамках изучения «сплоченности».




Рис. 1. Динамика количества публикаций, представленных в базе данных Scopus по тематике сплочения и идентификации в период 1951–2012 гг.


Четвертый существенный недостаток – достаточно слабая предсказательная сила уровня сплоченности по отношению к эффективности деятельности группы. Некоторые исследования явно обозначают отсутствие между ними какой бы то ни было связи [Schachter, 1951]. В основной массе исследований она умеренно положительная [Greer, 2012]. Парадоксальным образом межличностная сплоченность оказалось сильнее связана с эффективностью группы, чем сплочение для выполнения задачи (task cohesion) [Beal et al., 2003]. Например, команда может быть эффективна сама по себе, но в структуре организации быть абсолютно бесполезной. С другой стороны, внутренняя целостность может способствовать ее обособлению от других подразделений.

Пятый и самый существенный недостаток – в том, что, как и в самом начале исследований сплочения, исследователи до сих пор не могут ответить на вопрос о динамике сплочения как процесса [Chiocchio, Essiembre, 2009], указывая, что это все еще «будущее направление» для исследований [Greer, 2012].

Таблица 1
Представленность структурного и динамического аспектов в исследованиях сплоченности из разных перспектив


Типы групп
В перспективе ингруппы В перспективе аутгруппы
Структурный аспект Отсутствует Отсутствует
Динамический аспект Присутствует Отсутствует



Отмеченные недостатки и общая тенденция снижения числа публикаций, посвященных изучению групповой динамики и межгрупповых процессов в ведущих социально-психологических журналах, не преуменьшает интереса к изучению феноменологии сплоченности, ее связи с эффективностью групповой деятельности [Greer, 2012; Sanna, Parks, 1997; Wittenbaum, Moreland, 2008]. Напротив, ученые ищут другие точки соприкосновения между целостностью социальной группы и эффективностью групповой деятельности.

Взаимосвязь эффективности деятельности и целостности в теории деятельностного опосредования межличностных отношений

В отечественной психологии категория деятельности принадлежала двум «уровням» исследования, то есть позволяла изучать как индивидуальную реальность, так и те групповые процессы, которые обобщенно называют групповой динамикой. Изучение групповой (совместной) деятельности позволило, с одной стороны, использовать различные характеристики деятельности как индикаторы целостности группы, а с другой стороны, способствовало непосредственной фиксации ее эффективности.

Экспериментальное изучение группы с использованием индекса ценностно-ориентационного единства можно считать одним из «наиболее последовательных и продуктивных» [Донцов, 1979; Петровский, 1979]. В рамках этого наиболее заметного отечественного направления в истории изучения коллектива и его самоопределения [Meneses et al., 2008] было проверено предположение о совпадении (соответствии) ценностей у членов группы; о существовании особого типа идентификации в коллективе [Петровский, 1973]; о связи уровня интеграции группы с отношением к новичку [Горбатенко, 1982], характером отношений между членами группы с разными ролевыми позициями [Петровский, 1985].

А.И. Донцов дополнил такой групповой параметр, как ценностно-ориентационное единство, предметно-ценностным единством, в котором отражено совпадение ценностных ориентаций относительно предмета совместной групповой деятельности [Донцов, 1979; Донцов, 1984]. Эта концепция экспериментально подтверждает правомерность понимания сплоченности коллектива через проблемы интеграции и целостности и «фактически подводит итог теоретических достижений советской психологии в познании психологических закономерностей жизнедеятельности коллектива» [Петровский, 1986, с. 177]. Особое внимание уделялось групповой, или совместной деятельности, теоретико-методологические основы которой в настоящее время разрабатывает А.Л.Журавлев [Журавлев, 2001; Журавлев, 2005].

Другое направление, называемое параметрическим, представлено развитием идей Л.И.Уманского [Дымов и др., 1972; Корнев, 2010; Чернышев, 2000]. Исследования совместной деятельности в 1990-х гг. имели свое продолжение не только в России, но и, например, на Кубе, где в это время некоторые работы Уманского были переведены на испанский язык. М.Фуэнтес, взяв за основы эти работы, исследовала уровневое развитие группы. Она определила, что с развитием социальной зрелости в результате взаимодействия в группе можно достичь повышения множества ее структурных и параметрических характеристик. Выраженность изменений будет зависеть от особенностей деятельности группы. Эти изменения, возникающие в результате взаимодействия, влияют на мнение членов группы о социальной значимости деятельности. Для оценки уровня социальной зрелости она разработала качественные методы, фиксирующие сдвиг, «переоценку» значимости деятельности группы в глазах ее членов [Fuentes Ávila, 1986; Meneses et al., 2008].

Объективные экспериментальные данные, полученные с использованием аппаратных средств фиксации процессов, происходящих в группе, позволили обосновывать сплочение, интеграцию как реальные процессы. Созданные неаппаратурные способы измерения целостности (качественные методы [Fuentes Ávila, 1986], диагностика ценностно-ориентационного единства [Донцов, 1979; Петровский, 1979], шкала группового развития NDG [Roca, 2001]) упростили диагностику, но не позволили достичь большей теоретической и методологической проработки, поскольку не уделяли внимания перцептивным процессам, восприятию групп. Фиксация сплоченности через объективные показатели привела к потере субъективного ощущения целостности группы, а также была упущена роль позиции наблюдателя (табл. 2). Как было отмечено во введении, взгляд на происходящее внутри группы у ее члена (ингруппа) и ученого, не являющегося членом группы (аутгруппа), совершенно разный. Эти различия стали предметом изучения зарубежного направления, в центре внимания которого оказалась именно воспринимаемая целостность группы (entitativity).

Таблица 2
Представленность структурного и динамического аспектов в исследованиях сплоченности из разных перспектив в деятельностном подходе


Типы групп
Перспектива ингруппы Перспектива аутгруппы
Структурный аспект Отсутствует Отсутствует
Динамический аспект Присутствует Присутствует

 

Воспринимаемая целостность социальной группы и эффективность деятельности группы

Исходной предпосылкой, сделавшей популярным подход изучения целостности как воспринимаемого явления, стала возможность исследования новых областей за границами динамики малых групп (табл. 3): контекст больших социальных групп, номинальных групп (групп – социальных категорий); межгрупповых отношений (как они понимаются европейской школой); многих новых областей изучения (например, целостности виртуальных команд; лояльности и приверженности в организационной психологии). Это привело к осознанию несостоятельности понимания целостности социальной группы только с позиции изучения сплоченности.

Ответом на эти вызовы стала концепция воспринимаемой целостности. Введенное Д.Т.Кэмпбеллом понятие entitativity определялось как степень, в которой группа имеет характер единого, реально существующего объекта [Campbell, 1958]. Ощущение группы как единого целого формируется, согласно Д.Кэмпбеллу, при восприятии четырех признаков группы. Эти признаки были выведены из принципов организации восприятия в гештальт-психологии: близость, сходство, общая судьба и прегнантность [Campbell, 1958]. Дальнейшие исследования и проверка этого предположения будут иметь важное значение в интеграции отдельных направлений исследований в более широкую и сложную концепцию восприятия групп [Hamilton, 2007].

Понятие «воспринимаемая целостность» тщательно рассматривалось исследовательской группой под руководством Б.Ликела [Lickel et al., 2000]. Согласно этим данным, проницаемость границ группы и ее размер не коррелируют с воспринимаемой целостностью. Время существования группы играет чуть большую роль, а наибольшее значение имеет взаимодействие индивидов. Другими словами, интеракции делают группу целостной в глазах внешних и внутренних наблюдателей [Gaertner, Schopler, 1998]. Связь сплоченности и воспринимаемой целостности подтверждается тем, что целостная группа может быть более сплоченной [Zyphur, Islam, 2006]. Групповая целостность в этом контексте является восприятием, когнитивной оценкой сплоченности группы, а не эмоциональной тягой оставаться в ней. Восприятие черт глубокого уровня приводит к сплочению относительно задачи. Восприятие поверхностных черт является предиктором социального и эмоционального сплочения [Dunlop, Beauchamp, 2011].

Результаты нескольких исследований подчеркнули, что сплоченность и целостность – два дополнительных параметра, характеризующих группу, основанных на одних и тех же признаках, таких как сходство, общие цели и т.д. [Hogg et al., 2007]. То есть в случае воспринимаемого сплочения приписывание высокой сплоченности или высокой целостности лежит в особенностях перцепции наблюдателя (табл. 3). Например, восприятие регионального сообщества как целостной сущности было более актуально, чем восприятие его как сплоченной социальной группы [Mannarini et al., 2012]. Этот эффект согласуется с исследованиями, приводящими доводы в пользу того, что целостность возникает в основном в контексте ингруппового-аутгруппового сравнения [Boldry et al., 2007; Castano et al., 2002b]. Другими словами, аутгруппа чаще воспринимается как однородная и целостная, чем как сплоченная [Mannarini et al., 2012].

Концептуально разводя и дистанцируясь от теорий, изучающих сплоченность, авторы выделяют целый ряд последствий воспринимаемой целостности. В соответствии с предположением о том, что целостность группы может достигаться множеством различных способов, они предлагают сконцентрироваться на изучении этих путей [Hamilton, 2007; Yzerbyt et al., 2000]. Пути достижения целостности плохо осознаются, а если это происходит, в восприятие вносятся субъективные искажения. Следовательно, изучать целостность (групповость) непосредственно через исследование представлений членов ингруппы или оценки экспертов не представляется возможным. Альтернатива – сконцентрироваться на объяснении того, как наблюдатели обнаруживают целостность, воспринимая социальные агрегаты (общности) [Hamilton et al., 2002].

Среди исследований последствий восприятия целостности выделяют многочисленные эффекты обработки информации при восприятии группы [Hamilton et al., 2002].

– Люди отождествляют себя с группами, которые, по их мнению, обладают большей воспринимаемой целостностью, чем с группами, обладающими более низкой целостностью [Castano et al., 2003; Yzerbyt et al., 2000]. Этот эффект может быть усилен при определенных условиях, таких как чувство неопределенности или тревоги [Castano et al., 2002b; Hamilton, 2007; Hogg et al., 2007].

– Люди в ситуации неопределенности чаще идентифицируют себя с группами, которые были восприняты как целостные [Hogg et al., 2007]. То есть восприятие группы как высокоцелостной в состоянии обеспечить лучший буфер против неопределенности (в том числе в отношении себя), дав более четкое представление о том, какие характеристики, черты характера, убеждения и поведение требуются членам такой группы [Crawford, Salaman, 2012].

– Целостность является очень желаемым качеством, особенно для ингруппы, учитывая, что люди склонны воспринимать членов своей группы более непохожими друг на друга, чем членов других групп [Boldry et al., 2007]. В то время как они признают свою группу сущностью в большей мере, чем аутгруппу [Castano et al., 2002a; Mannarini et al., 2012].

– В целостных группах ответственность приписывается всей группе как группе [Lickel et al., 2003], люди используют диспозиционную атрибуцию даже в тех случаях, где влияние ситуации на поведение было очевидно [Yzerbyt et al., 1998].

– Целостная аутгруппа воспринимается, как группа, которая может быть субъектом активности [Dasgupta et al., 1999; Ip et al., 2006; Донцов, 1984; Журавлев, 2001] (табл. 3).

Описание связей воспринимаемой целостности с рядом социально-психологических переменных, таких как сходство, неопределенность, межгрупповые предрассудки, ингрупповой фаворитизм, ответственность, стили атрибуции и отношение к девиантному поведению, позволяет лучше понять факторы, сопутствующие возникновению восприятия группы как целостной, и последствия, к которым это приводит. Тем не менее все еще остается недостаточно исследованной область взаимодействия целостности и эффективности деятельности социальной группы.

Таблица 3
Представленность структурного и динамического аспектов в исследованиях воспринимаемой целостности из разных перспектив


Типы групп
Перспектива ингруппы Перспектива аутгруппы
Структурный аспект Присутствует Присутствует
Динамический аспект Присутствует Присутствует

 

Выводы

Ведущим направлением в современной психологии, которое анализирует целостность социальной группы, можно считать исследование воспринимаемой целостности. Преимущество использования подхода, изучающего целостность как воспринимаемое явление, заключается в том, что этот подход можно использовать для различных типов социальных групп: ингрупп и аутгрупп; контактных (динамический аспект), номинальных групп-категорий (структурный аспект). Можно констатировать, что сплоченность и эффективность совместной деятельности умеренно взаимосвязаны. Эта взаимосвязь модерируется несколькими переменными, такими как групповые нормы и структура задач, решаемых группой. По нашему мнению, можно признать, что связь эффективности деятельности со сплоченностью изучена гораздо более полно, чем с воспринимаемой целостностью. Последнее является актуальной проблемой для современных исследований.

Исследования воспринимаемой целостности выявили ряд последствий восприятия целостности социальной группы. К ним относятся: возникновение идентификации [Castano et al., 2003; Yzerbyt et al., 2000]; усиление этого эффекта при неопределенности [Castano et al., 2002b; Crawford, Salaman, 2012; Hamilton, 2007; Hogg et al., 2007]; восприятие функциональной дифференциации [Boldry et al., 2007] и активности [Dasgupta et al., 1999; Ip et al., 2006; Агадуллина, Котова, 2012; Донцов, 1984] членов своей группы; распределение ответственности [Lickel et al., 2003; Yzerbyt et al., 1998]. Все эти переменные могут выступать переменными, модерирующими связь воспринимаемой целостности и эффективности деятельности.

Основная трудность анализа проблемы связи целостности и эффективности деятельности, с которой мы столкнулись в ходе этого обзора, состоит в том, что понятия «воспринимаемая целостность» (entitativity) и «сплоченность» (cohesiveness) в научной литературе на теоретическом, то есть содержательно, и на эмпирическом, то есть операционально, уровнях четко не разводятся, их соотношение требует своего прояснения. В направлениях исследования групповой целостности в настоящий момент нет единых измерительных инструментов для диагностики ее восприятия [Hamilton, 2007] и диагностики сплоченности группы [Greer, 2012]. Это приводит к тому, что в теоретическом плане описан один изучаемый феномен, а на эмпирическом уровне может исследоваться другой. Другая трудность состоит в том, что перечисленные близкие целостности конструкты редко анализируются в рамках одного исследования [Sanna, Parks, 1997].

Проблема связи целостности и эффективности все еще остается актуальной для социальной психологии, несмотря на огромное количество исследований в этой области. Модели объяснения становятся все более сложными [Bell, Kozlowski, 2012], что соответствует усложнению внутренней структуры групп. При проведении будущих исследований в этой области представляются продуктивными [Bell, Kozlowski, 2012] следующие соображения.

Проведение исследования на трех уровнях: индивида, группы, социальной среды – требует специальной теоретической и методической базы, поскольку эти три уровня связаны «нисходящими» и «восходящими» процессами. Примерами влияния контекста или «нисходящих» процессов могут служить социальные нормы, культура, характер взаимозависимости или организационный контекст. К «восходящим» можно отнести влияние индивида на группу: процессы обучения группы, протестное и просоциальное поведение, восприятие целостности, определение ролей.

Исследование эмерджентных свойств, когда «когнитивные, эмоциональные, поведенческие или другие характеристики индивида усиливаются при взаимодействии с другими и проявляются в виде коллективного явления более высокого уровня» [Bell, Kozlowski, 2012]. Часть групповых характеристик является функцией от характеристик отдельных элементов, например, размер группы – как сумма количества ее представителей. Другая часть не описывается характеристиками отдельных элементов, например, при исследовании отношений между людьми.

При учете временной динамики необходимо понимать, что групповые процессы не всегда развиваются линейно. Их проявления могут быть цикличными или эпизодическими (импульсивными). Например, конфликт, возникающий на одной из стадий развития группы, не всегда свидетельствует о ее недостаточной сформированности.

Для развития перечисленных направлений исследования групповой интеграции нам кажется продуктивным выделять динамический и структурный аспект в изучаемых группах, сравнивать перспективу ингруппы и аутгруппы. Эти, по существу различные, взгляды на природу социальной группы позволяют выдвинуть ряд предположений.

1. Возможности исследования воспринимаемой целостности позволяют комбинировать оценки целостности представителей группы и ее окружения. Можно выдвинуть предположение, что вне зависимости от выраженности статического и динамического аспекта показателем целостности группы будет равенство этих двух оценок: оценки группой самой себя и оценки ее извне.

2. Большие группы со сложной структурой (состоящие из многих подгрупп) могут одновременно восприниматься их представителем в перспективе ингруппы как носящие статический и динамический аспект, а в перспективе аутгруппы, как носящие только статический аспект. Исследование групп такого типа в перспективе ингруппы кажется наиболее интересным, потому что позволяет оценить разницу в динамическом и статическом их аспектах.


Финансирование
Работа выполнена в рамках Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009–2013 годы (Мероприятие 1.2.1–XIV очередь гуманитарные науки), проект 2012-1.2.1-12-000-3005-3961 «Исследование психологических условий и разработка инновационных методик, создающих условия для принятия обоснованных экономических решений в современной России».


Литература

Агадуллина Е.Р. Категоризация социальных групп. Ученые записки Казанского государственного университета, 2008, 150(3), 7–14.

Агадуллина Е.Р. Понятие «целостности» социальной группы. Современная социальная психология: теоретические подходы и прикладные исследования, 2010, 2(7), 7–20.

Агадуллина Е.Р., Котова М.В. Взаимосвязь воспринимаемой целостности группы и групповой активности. Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 2012, No 1, 97–105.

Горбатенко А.С. Социально-психологические детерминанты включения нового индивида в группу. Вопросы психологии, 1982, No 3, 99–104.

Донцов А.И. Проблемы групповой сплоченности. М.: Моск. гос. университет, 1979.

Донцов А.И. Психология коллектива: методологические проблемы исследования. М.: Моск. гос. университет, 1984.

Дымов Е.И., Крикунов А.С., Лутошкин А.Н. Изучение групп школьников в условиях естественного эксперимента (спортивно-туристская эстафета). Вопросы психологии коллектива школьников и студентов. Курск, 1972.

Журавлев А.Л. Развитие концепции совместной деятельности в современной отечественной психологии. В кн.: А.Л. Журавлев, Е.В. Шорохова (Ред.), Психология совместной жизнедеятельности малых групп и организаций. М.: Социум, 2001. С. 120–136.

Журавлев А.Л. Психология совместной деятельности. М.: ИП РАН, 2005.

Корнев А.В. Саморегуляция группы как фактор ее субъектности и социально-психологической зрелости и ее изучение в эксперименте. В кн.: Экспериментальная психология в России: Традиции и перспективы. М.: ИП РАН, 2010. C. 811–816.

Петровский А.В. Теория деятельностного опосредствования межличностных отношений и традиционная психология малых групп в их принципиальных различиях. В кн.: А.В. Петровский (Ред.), Психологическая теория коллектива. М.: Педагогика, 1979. С. 197–218.

Петровский А.В. «Решетка противостояния позиций» как принцип диагностики уровня развития межличностных отношений. Вопросы психологии, 1985, No 2, 32–39.

Петровский А.В. Методологические проблемы исследования психологии коллектива. Вопросы психологии, 1986, No 1, 175–177.

Петровский В.А. Эмоциональная идентификация в группе и способ ее выявления. В кн.: К вопросу о диагностике личности в группею М.: 1973. С 69–78.

Чернышев А.С. Исследование группы как субъекта деятельности и субъекта общения в работах Л.И.Уманского и его учеников. В кн.: А.С. Чернышев (Ред.), Социально-психологические аспекты оптимизации жизнедеятельности молодежных групп в изменяющихся социально-экономических условиях. Курск: Кур. гос. пед. ун-т, 2000.

Штроо В.А. Исследование групповых защитных механизмов. Психологический журнал, 2001, 22(1), 5–15.

Штроо В.А. Защитные механизмы групповой динамики в организационном контексте. Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2007, 1(4), 151–157.

Arrow H., McGrath J.E. Membership dynamics in groups at work: A theoretical framework. Research in organizational behavior, 1995, 17, 373–373.

Beal D.J., Cohen R.R., Burke M.J., McLendon C.L. Cohesion and Performance in Groups: A Meta-Analytic Clarification of Construct Relations. Journal of Applied Psychology, 2003, 88(6), 989–1004. doi:10.1037/0021-9010.88.6.989

Bell B.S., Kozlowski S.W.J. Three Conceptual Themes for Future Research on Teams. Industrial and Organizational Psychology, 2012, 5(1), 45–48. doi:10.1111/j.1754-9434.2011.01403.x

Boldry J.G., Gaertner L., Quinn J. Measuring the Measures: A Meta-Analytic Investigation of the Measures of Outgroup Homogeneity. Group Processes & Intergroup Relations, 2007, 10(2), 157–178. doi:10.1177/1368430207075153

Campbell D.T. Common fate, similarity, and other indices of the status of aggregates of persons as social entities. Behavioral science, 1958, 3(1), 14–25.

Carron A.V., Brawley L.R. Cohesion: Conceptual and Measurement Issues. Small Group Research, 2000, 31(1), 89–106. doi:10.1177/104649640003100105

Castano E., Yzerbyt V., Bourguignon D. We are one and I like it: The impact of ingroup entitativity on ingroup identification. European Journal of Social Psychology, 2003, 33(6), 735–754. doi:10.1002/ejsp.175

Castano E., Yzerbyt V., Bourguignon D., Seron E. Who May Enter? The Impact of In-Group Identification on In-Group/Out-Group Categorization. Journal of Experimental Social Psychology, 2002a, 38(3), 315–322. doi:10.1006/jesp.2001.1512

Castano E., Yzerbyt V., Paladino M.P., Sacchi S. I Belong, therefore, I Exist: Ingroup Identification, Ingroup Entitativity, and Ingroup Bias. Personality and Social Psychology Bulletin, 2002b, 28(2), 135–143. doi:10.1177/0146167202282001

Chang A., Bordia P. A Multidimensional Approach to the Group Cohesion-Group Performance Relationship. Small Group Research, 2001, 379–405. doi:10.1177/104649640103200401

Crawford M.T., Salaman L. Entitativity, identity, and the fulfilment of psychological needs. Journal of Experimental Social Psychology, 2012, 48(3), 726–730. doi:10.1016/j.jesp.2011.12.015

Dasgupta N., Banaji M.R., Abelson R.P. Group entitativity and group perception: Associations between physical features and psychological judgment. Journal of Personality and Social Psychology; Journal of Personality and Social Psychology, 1999, 77(5), 991.

Dion K.L. Group cohesion: From “field of forces” to multidimensional construct. Group Dynamics: Theory, Research, and Practice, 2000, 4(1), 7–26. doi:10.1037/1089-2699.4.1.7

Dunlop W.L., Beauchamp M.R. Does similarity make a difference? Predicting cohesion and attendance behaviors within exercise group settings. Group Dynamics: Theory, Research, and Practice, 2011, 15(3), 258. doi:10.1037/a0023642

Dyce J.A., Cornell J. Factorial Validity of the Group Environment Questionnaire Among Musicians. The Journal of social psychology, 1996, 136(2), 263–264. doi:10.1080/00224545.1996.9714003

Evans C.R., Dion K.L. Group Cohesion and Performance: A Meta-Analysis. Small Group Research, 2012, 43(6), 690–701. doi:10.1177/1046496412468074

Ezquerro A. Cohesion and Coherency in Group Analysis. Group Analysis, 2010, 43(4), 496–504. doi:10.1177/0533316410380837

Fuentes Ávila M. La indagación de los niveles de desarrollo del grupo a través de la metódica N.D. Revista Cubana de Psicología, 1986, 3(1), 17–29.

Gaertner L., Schopler J. Perceived ingroup entitativity and intergroup bias: An interconnection of self and others. European Journal of Social Psychology, 1998, 28(6), 963–980.

Greer L.L. Group Cohesion: Then and Now. Small Group Research, 2012, 43(6), 655–661. doi:10.1177/1046496412461532

Hackman J.R., Morris C.G. Group process and group effectiveness: A reappraisal. New York: Academic Press, 1978.

Hamilton D.L. Understanding the complexities of group perception: broadening the domain. European Journal of Social Psychology, 2007, 37(6), 1077–1101. doi:10.1002/ejsp.436

Hamilton D.L., Sherman S.J., Castelli L. A group by any other name – The role of entitativity in group perception. European review of social psychology, 2002, 12(1), 139–166.

Hogg M.A., Abrams D., Otten S., Hinkle S. The Social Identity Perspective: Intergroup Relations, Self-Conception, and Small Groups. Small Group Research, 2004, 35(3), 246–276. doi:10.1177/1046496404263424

Hogg M.A., Sherman D.K., Dierselhuis J., Maitner A.T., Moffitt G. Uncertainty, entitativity, and group identification. Journal of Experimental Social Psychology, 2007, 43(1), 135–142. doi:10.1016/j.jesp.2005.12.008

Ip G.W.M., Chiu C.Y., Wan C. Birds of a Feather and Birds Flocking Together: Physical Versus Behavioral Cues May Lead to Trait – Versus Goal-Based Group Perception. Journal of personality and social psychology, 2006, 90(3), 368–381. doi:10.1037/0022-3514.90.3.368

Kozlowski S.W.J., Ilgen D.R. Enhancing the Effectiveness of Work Groups and Teams. Psychological Science in the Public Interest, 2006, 7(3), 77–124. doi:10.1111/j.1529-1006.2006.00030.x

Lickel B. и др. Varieties of groups and the perception of group entitativity. Journal of personality and social psychology, 2000, 78(2), 223–246. doi:10.1037/0022-3514.78.2.223

Lickel B., Schmader T., Hamilton D.L. A Case of Collective Responsibility: Who Else Was to Blame for the Columbine High School Shootings? Personality and Social Psychology Bulletin, 2003, 29(2), 194–204. doi:10.1177/0146167202239045

Mannarini T., Rochira A., Talò C. How Identification Processes and Inter-Community Relationships Affect Sense of Community. Journal of Community Psychology, 2012, 4(8), 951–967. doi:10.1002/jcop.21504

Meneses R., Ortega R., Navarro J., de Quijano S.D. Criteria for Assessing the Level of Group Development (LGD) of Work Groups Groupness, Entitativity, and Groupality as Theoretical Perspectives. Small Group Research, 2008, 39(4), 492–514. doi:10.1177/1046496408319787

Mudrack P.E. Group Cohesiveness and Productivity: A Closer Look. Human Relations, 1989, 42(9), 771–785. doi:10.1177/001872678904200902

Mullen B., Copper C. The Relation Between Group Cohesiveness and Performance: An Integration. Psychological Bulletin, 1994, 115(2), 210–227. doi:10.1037/0033-2909.115.2.210

Roca N.C. Grupos mediadores de la innovacion profesional: estudio comparativo de procesos Groups mediating in professional innovation: A comparative study of processes. Revista de Psicología Social, 2001, 16(2), 177–191. doi:doi:10.1174/021347401317351125

Rutchick A.M., Hamilton D.L., Sack J.D. Antecedents of entitativity in categorically and dynamically construed groups. European Journal of Social Psychology, 2008, 38(6), 905–921. doi:10.1002/ejsp.555

Sanna L.J., Parks C.D. Group research trends in social and organizational psychology: Whatever happened to intragroup research? Psychological Science, 1997, 8(4), 261–267. doi:10.1111/j.1467-9280.1997.tb00436.x

Schachter S. An Experimental Study of Cohesiveness and Productivity. Human Relations, 1951, 4(3), 229–238. doi:10.1177/001872675100400303

Sherman S.J., Castelli L., Hamilton D.L. The spontaneous use of a group typology as an organizing principle in memory. Journal of personality and social psychology, 2002, 82(3), 328–342. doi:10.1037//0022-3514.82.3.328

Wilkinson D. The Multidimensional Nature of Social Cohesion: Psychological Sense of Community, Attraction, and Neighboring. American Journal of Community Psychology, 2007, 40(3–4), 214–229. doi:10.1007/s10464-007-9140-1

Wittenbaum G.M., Moreland R.L. Small-Group Research in Social Psychology: Topics and Trends over Time. Social and Personality Psychology Compass, 2008, 2(1), 187–203. doi:10.1111/j.1751-9004.2007.00065.x

Yzerbyt V., Castano E., Leyens J.P., Paladino M.P. The primacy of the ingroup: The interplay of entitativity and identification. European review of social psychology, 2000, 11(1), 257–295.

Yzerbyt V., Rogier A., Fiske S.T. Group Entitativity and Social Attribution: On Translating Situational Constraints into Stereotypes. Personality and Social Psychology Bulletin, 1998, 24(10), 1089–1103. doi:10.1177/01461672982410006

Zaccaro S.J., Lowe C.A. Cohesiveness and Performance on an Additive Task: Evidence for Multidimensionality. The Journal of social psychology, 1988, 128(4), 547–558. doi:10.1080/00224545.1988.9713774

Zyphur M.J., Islam G. Toward Understanding the Existence of Groups: The Relationship between Climate Strength and Entitativity. http://econpapers.repec.org/paper/ibmibmecp/wpe_5F60.htm

Поступила в редакцию 11 июня 2013 г. Дата публикации: 27 октября 2013 г.

Сведения об авторе

Климов Алексей Александрович. Аспирант, кафедра организационной психологии, факультет психологии, Высшая школа экономики (Национальный исследовательский университет), ул. Мясницкая, 20, 101000 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Стиль psystudy.ru
Климов А.А. Взаимосвязь целостности группы и эффективности групповой деятельности.Психологические исследования, 2013, 6(31), 8. http://psystudy.ru

Стиль ГОСТ
Климов А.А. Взаимосвязь целостности группы и эффективности групповой деятельности // Психологические исследования. 2013. Т. 6, № 31. С. 8. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).
[Описание соответствует ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка". Дата обращения в формате "число-месяц-год = чч.мм.гггг" – дата, когда читатель обращался к документу и он был доступен.]

Адрес статьи: http://psystudy.ru/index.php/num/2013v6n31/884-klimov31.html

К началу страницы >>