Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Чеботарева Е.Ю. Коммуникативная личность представителей миноритарной культуры в ситуациях межкультурного взаимодействия

English version: Chebotareva E.Yu. Communicative personality of minority culture representatives in intercultural situations
Российский университет дружбы народов, Москва, Россия

Сведения об авторе
Литература
Ссылка для цитирования


Статья посвящена анализу особенностей межкультурного взаимодействия представителей миноритарной культуры (на примере карелов) в связи с характеристиками коммуникативной личности субъектов этого взаимодействия. В исследовании не выявлено статистически значимых различий в стилях межэтнического взаимодействия карелов и русских. Обнаружены многочисленные связи между характеристиками коммуникативной личности и стилем межэтнического взаимодействия. Доказано, что речевые характеристики личности могут быть надежным источником информации о личностных характеристиках субъекта речевой деятельности, определяющих его стиль межкультурного взаимодействия и социализации в инокультурном окружении.

Ключевые слова: коммуникативная личность, межкультурное взаимодействие, этническая идентичность, этническая толерантность, психолингвистический анализ речевых действий

 

Понятие коммуникативной личности введено в психолингвистике в развитие концепции языковой личности, разрабатываемой Ю.Н.Карауловым [Караулов, 2006]. В понятии коммуникативной личности подчеркивается субъектный характер личности – участника коммуникации. Это понятие может рассматриваться как более широкое по отношению к понятию «языковой личности», так как оно предполагает характеристики, связанные с выбором не только вербальных, но и невербальных средств коммуникации.

Уточнение этого понятия разными авторами зависит от того, как истолковывается природа речевой коммуникации. В частности, В.В.Красных [Красных, 2003, с. 151] под этим понятием подразумевает конкретного участника конкретного коммуникативного акта, реально действующего в реальной коммуникации. Мы опираемся на концепцию И.Н.Тупицыной [Тупицына, 2005, с. 39], которая определяет коммуникативную личность как «одно из проявлений личности, обусловленное совокупностью ее индивидуальных свойств и характеристик, которые определяются степенью ее коммуникативной потребности, когнитивным диапазоном, сформировавшимся в процессе познавательного опыта, и собственно коммуникативной компетенцией – умением выбора коммуникативного кода, обеспечивающим адекватное восприятие и целенаправленную передачу информации в конкретной ситуации».

Понятие коммуникативной личности важно для психологии коммуникации, так как позволяет исследовать факторы коммуникации, связанные с фактором членства личности в различных социальных группах. Естественно, при анализе личности как субъекта вербальной коммуникации необходимо учитывать не только ее индивидуальные характеристики, но и нормы речевой деятельности и поведения в социуме, действующие в определенной социальной группе [Крысин, 1989]. В нашем случае особый интерес представляют этнические группы.

Этнокультурный аспект концепции языковой личности подчеркивается в работах С.Г.Воркачева, который выделил этносемантическую личность. Он говорит о том, что под языковой личностью может пониматься закрепленный преимущественно в лексической системе базовый национально-культурный прототип носителя определенного языка, своего рода «семантический фоторобот», составляемый на основе мировоззренческих установок, ценностных приоритетов и поведенческих реакций, отраженных в словаре [Воркачев, 2001, с. 71].

Современные глобализационные процессы в мире, активизация межкультурных контактов в последние годы вызвали всплеск интереса и к психолингвистическим проблемам межкультурной коммуникации. Молодые исследователи активно занимаются проблемами прагматики межкультурной коммуникации, сравнительными межкультурными исследованиями коммуникативного поведения [Чеботарева, 2011].

В связи с интенсификацией межкультурной коммуникации особую значимость приобретают исследования межкультурной компетенции, связанной, в первую очередь, с проблемой овладения иностранным языком и ознакомления с иностранной культурой, но также и с личностными характеристиками, определяющими способность конструктивно взаимодействовать с представителями других культур. Активное знакомство и взаимодействие с другими культурами ведет к расширению сознания личности (вариативность языковых картин мира, поведенческих моделей, осознание возможности различий в иерархиях ценностей). И, конечно, все это приводит к росту толерантности и социальной креативности личности и во многом расширяет границы образа Я, репертуар стилей взаимодействия личности с окружением, ее способы самореализации.

В этой связи особый интерес представляют формы и механизмы межэтнической коммуникации и проявления коммуникативной личности представителей миноритарных этнических групп в регионах их компактного проживания [Вио, Москвичева, 2013]. Ярким примером такой этнической группы является карельский этнос. Карелы – финно-угорская этническая группа, компактно проживающая на территории России, сохраняющая свой родной язык, который не имеет официального статуса и испытывает давление как со стороны русского, так и со стороны финского языков. Карелы живут в стране, которая им генетически не родственна, и в то же время испытывают сильное влияние со стороны генетически родственной культуры соседнего государства – Финляндии. Упорное сохранение языка и прочих символов этничности в таких неблагоприятных условиях предполагает наличие некоторого специфического стиля межкультурного взаимодействия представителей данной этнической группы.

Мы предполагаем, что стиль межкультурной коммуникации является существенной чертой языковой или коммуникативной личности, проявляющейся в коммуникации как на родном, так и на иностранном языке. Изучение коммуникативной личности представителей миноритарных культур важно для понимания внутриличностных механизмов сохранения этничности в инокультурном окружении, процессов межкультурного взаимодействия [Чеботарева, 2012a, b].

Мы провели эмпирическое исследование с целью выявления особенностей межкультурного взаимодействия представителей миноритарной культуры (на примере карелов) и анализа связей стиля межкультурного взаимодействия с характеристиками коммуникативной личности субъектов взаимодействия.

Методы

Выборка

В качестве испытуемых экспериментальной группы выступили 42 карельских студента, обучающихся на гуманитарных факультетах вузов Карелии. Возраст студентов от 20 до 26 лет, средний возраст 22 года. Среди них 22 девушки и 20 юношей. Контрольную группу составили 38 русских студентов, обучающихся на аналогичных факультетах в вузах Москвы. Возрастной и половой состав контрольной группы выровнен с экспериментальной группой.

Методики

Сбор эмпирических данных проводился с помощью следующих методик. Для диагностики стилей межкультурного взаимодействия и уровня этнической толерантности использовалась методика «Типы этнической идентичности» (Г.У.Солдатова, С.В.Рыжова) [Стефаненко, 2013].Эта методика разработана для выявления трансформаций этнической идентичности в ситуациях межэтнического взаимодействия. Рассматриваются трансформации в сторону либо гипо-, либо гиперидентичности. К гиперидентичности относят этнический нигилизм и этническую индифферентность. Под этнонигилизмом понимается нежелание придерживаться собственных этнических и культурных ценностей, чувство стыда за членов своей этнической группы. Под этноиндифферентностью понимается размывание собственной этнической идентичности. Позитивная этническая идентичность, характерная для большинства людей, представляет собой баланс толерантности по отношению к собственной этнической группе и по отношению к другим этносам. Гиперидентичность может проявляться в формах этнического эгоизма, этнической изоляции, этнического фанатизма. Этнический эгоизм – это относительно лояльный тип гиперидентичности, который выражается чаще на вербальном уровне, в этноцентрическом мировоззрении, в некоторой напряженности в межэтническом взаимодействии. Шкала этнического изоляционизма оценивает более глубокую трансформацию этнической идентичности, проявляющуюся в вере в превосходство своего народа над другими. Этнический фанатизм – крайняя форма гиперидентичности, выражающаяся в готовности к активным действиям ради своих этнических интересов, возможно, весьма радикальным.

Для оценки индивидуально-типических характеристик стиля коммуникации испытуемых использовалась методика психолингвистического анализа речевых действий [Чеботарева, Денисенко, Крупнов, 1998]. Данная методика позволяет оценить различные аспекты речевых действий личности: динамический, мотивационный, когнитивный, продуктивный, эмоциональный и регуляторный. Психолингвистическому анализу по этой методике были подвергнуты письменные эссе карельских студентов на тему «Для чего мне нужен карельский язык».

Наш подход основывается на теоретическом предложении о многомерно-функциональной организации поведенческих актов и деятельности человека, разработанном A.И.Крупновым [Крупнов,1990]. Текст рассматривается как продукт речевой деятельности, в котором, как и в любом речевом акте, раскрывается вся структура личности субъекта речевой деятельности. Мы считаем важным проводить целостное, систематическое изучение проявлений индивидуальности субъекта в его речевой деятельности. Для решения этой задачи описанная методика включает в себя изучение как языковых, так и психологических аспектов речевых актов и текстов. В этом исследовании мы посчитали наиболее важным изучить психологический аспект продуктов речевой деятельности.

Рассматривались следующие компоненты психолингвистического анализа речевых действий. Динамический компонент характеризует процесс и может быть описан такими показателями, как сила, интенсивность, скорость, разнообразие операций и методов выполнения действий. Мы рассматривали, насколько активны были речевые акты, насколько объемные тексты продуцировали испытуемые. Мы также оценивали, насколько разнообразные языковые средства (лексические, грамматические и семантические) были использованы в текстах.

В качестве единиц мотивационного компонента мы рассматривали потребности личности в коммуникации. Мы оценивали мотивы авторов на основе субъективации или объективации их речевых действий, то есть мы рассматривали, выбирают ли они себя или другое лицо в качестве главного действующего лица в своих рассказах. Также оценивалась мотивационная направленность текстов: выделялись альтруистические или эгоцентрические цели. Также анализировалась коммуникативная направленность текстов по параметрам числа обращений, императивов, сослагательных наклонений, использованных в текстах.

Когнитивный компонент характеризуется степенью осмысления темы рассказа, мы оценивали общую направленность текстов: на понимание, анализ ситуации, или просто на описание. В качестве признаков осмысленности мы рассматривали случаи сравнения, обобщения, выражения причинно-следственной связи, категорий оценки. В качестве признаков информативности мы рассматривали случаи различных описаний, используемых в текстах.

Результативный компонент текстов определялся степенью продуктивности речевой деятельности. Мы оценивали количество фактов, сообщаемых в текстах, рассмотренных вопросов, полноту раскрытия темы сообщения. Понятность текста определялась по критериям последовательности повествования, адекватности использования речевых и языковых единиц. Кроме того, этот компонент включает правильность грамматического и стилистического построения текстов.

Эмоциональный компонент изучался с точки зрения эмоциональной выразительности и эмоциональной окрашенности речевых актов.

Регуляторные характеристики текстов анализировались на основании наличия или отсутствия преднамеренных усилий в речевых действиях, самоконтроля речевой деятельности, проявляющегося в уточнениях, пояснениях или подтверждениях мыслей. Поскольку речевая деятельность непосредственно влияет на такую личностную характеристику, как локус контроля, мы фиксировали проявления внутреннего или внешнего контроля авторов текста.

Результаты и обсуждение

Во-первых, мы провели сравнительный анализ стилей межкультурного взаимодействия карельских и русских студентов. Сопоставление данных методики «Типы этнической идентичности» показали, что общие контуры профилей российских и карельских студентов по данной методике схожи. Карелы показали немного более высокие результаты по шкале позитивной этнической идентичности и более низкие – по всем шкалам гиперидентичности. Статистический анализ значимости различий был проведен с использованием U- теста Манна–Уитни. Обнаруженные различия не достигли уровня статистической значимости. Указанные выше выявленные тенденции должны быть проверены на большей выборке.

Для исследования проявлений этнической идентичности карельских студентов в их речи мы провели корреляционный анализ с применением метода ранговых корреляций Спирмена. В результате этого анализа был выявлен ряд корреляций между речевыми характеристиками и индикаторами типов этнической идентичности. Статистически значимые связи представлены в таблице 1.

Таблица 1
Статистически значимые корреляции речевых характеристик карелов с их показателями этнической идентичности

  Этнонигилизм Этноиндифферентность Позитивная этническая идентичность Этноэгоизм Этноизоляционизм Этнофанатизм
Обращения –0,14 0,03 0,49 –0,51 –0,52 –0,25
Оценочность 0,22 –0,11 –0,41 0,49 0,15 0,40
Сопоставления 0,18 0,06 –0,09 –0,02 0,02 0,08
Заголовки 0,33 –0,26 0,30 0,27 0,10 –0,21
Обобщения –0,36 0,16 –0,45 –0,12 –0,25 –0,14
Причинно-следственные отношения 0,31 0,41 –0,24 –0,33 –0,24 –0,13
Смысловые категории действия –0,05 0,17 –0,15 –0,18 –0,08 –0,18
Содержательность –0,14 –0,01 –0,40 0,23 0,18 0,30
Понятность текстов 0,41 0,16 –0,18 0,00 0,05 0,35
Количество затронутых вопросов 0,15 0,23 0,15 –0,20 –0,26 –0,23
Риторические приемы –0,44 0,14 –0,01 –0,12 –0,04 –0,09
Эмоциональная выразительность –0,51 0,12 –0,29 0,10 –0,06 0,05
Позитивные эмоции 0,27 0,12 0,42 –0,18 0,20 0,19
Негативные эмоции –0,35 0,19 –0,56 0,20 –0,11 –0,05
Уточнения 0,07 0,18 –0,09 0,19 0,08 –0,19

Примечания. Статистически значимые связи выделены специальным шрифтом.


Как видно из таблицы 1, индекс этнического нигилизма находится в обратной связи со степенью понятности текста, а также с частотой использования риторических приемов и со степенью эмоциональной выразительности текстов. Поскольку использование риторических приемов и специальных средств выражения эмоций улучшает восприятие и, следовательно, понятность текстов, мы можем говорить об общей тенденции – наличии обратной связи этнонигилизма и понятности. Судя по всему, отказ от собственной этнической принадлежности связан с тем, что авторы таких текстов отрицают не только этничность, но другие проявления индивидуальности людей, и они не считают необходимым использовать специальные приемы для более точной передачи своих мыслей и эмоциональных состояний для того, чтобы их могли понять разные люди.

Этническая индифферентность прямо связана с частотой выражения причинно-следственных связей в текстах. Возможно, склонность к логическому анализу, проявляющаяся в этой речевой характеристике, связана с тенденцией видеть разные причины определенного поведения людей, а не приписывать все только их этнической принадлежности, использовать индивидуальный подход к людям. В этом случае этническая принадлежность людей становится лишь одним из, но не определяющим аспектом идентичности.

Показатели позитивной этнической идентичности обнаружили многочисленные связи с речевыми характеристиками. В частности, положительная этническая идентичность прямо связана с количеством обращений к читателям в текстах эссе. То есть карелы, принимая свою этническую идентичность и уважая этнос других людей, в своей речи проявляли уважение к другим, даже при создании письменных текстов они помнили о своих потенциальных читателях и вели с ними диалоги. Кроме того, положительная этническая идентичность прямо связана с выражением положительных эмоций в речи и обратно – с выражением негативных эмоций. Судя по всему, это также связано с общим уровнем оптимизма, самопринятия, уверенности в окружающем мире.

Оценочность текстов, однако, находится в обратной связи с позитивной этнической идентичностью. Судя по всему, этот стиль межкультурной коммуникации характерен для людей, которые не очень склонны оценивать других людей и события, что отражается и в стиле их речи.

Количество обобщений в текстах испытуемых обратно связано с индексом положительной этнической идентичности. По-видимому, тенденция к обобщению связана с формированием этнических стереотипов и приводит к развитию этнического эгоизма или фанатизма в межэтнических отношениях. А люди с позитивной этнической идентичностью склонны избегать обобщения в речи.

Положительная этническая идентичность также обнаружила значимую обратную связь с осмысленностью текстов, то есть с количеством тем, раскрытых в эссе. Возможно, принятие собственной этнической принадлежности связано с общим уровнем принятия себя и уверенности в себе. И уверенные в себе карелы с высоким уровнем самооценки, по-видимому, в своих эссе не упоминают много тем, сосредоточив внимание на главном, не считая нужным «подстраховываться» на всякий случай, объясняя незначительные нюансы.

Этнический нигилизм обратно связан с числом обращений и прямо – с числом оценок в текстах. Мы видим, что отношения этого типа противоположны отношениям, наблюдаемым при позитивной этнической идентичности и гипоидентичности. То есть люди, которые стремятся доказать превосходство своей этнической группы над другими, конечно, склонны оценивать других, и, очевидно, чрезмерно критично. Возможно, такая склонность к категоричным суждениям объясняет редкие обращения в текстах, то есть отсутствие желания вступать в контакт. Их цель состоит в том, чтобы выразить свою собственную точку зрения, независимо от того, понимают ли их другие. Этническая изоляция также обратно связана с количеством обращений в тексте.

Этнический фанатизм связан с оценочностью текстов. То есть мы видим общую связь для всех типов гиперидентичности. Можно сказать, что в целом гиперидентичность прямо связана с оценочностью текстов и обратно – с частотой обращений авторов текстов к потенциальным читателям.

Если посмотреть на результаты корреляционного анализа с другой точки зрения, мы видим, что карельские студенты, демонстрирующие тенденцию давать оценки описываемым событиям и персонажам, относятся к представителям других культур более критично, оценивают их с точки зрения их собственной культуры, признают превосходство своей этнической группы над всеми остальными.

Кроме того, очевидно, эгоизм и изоляционизм, демонстрируемые карелами в межэтнических отношениях, проявляются и в других областях жизни, что влияет на их стиль речевой деятельности, отражаясь в игнорировании собеседников, снижении количества обращений к читателям в продуцируемых ими текстах.

Выводы

В результате проведенного эмпирического исследования нами были выявлены особенности речевых действий, связанные с разными стилями межкультурного взаимодействия.

Люди, принимающие собственную этническую идентичность и уважающие этническую самобытность других людей, в своей речи также обращают внимание на других людей, своих потенциальных слушателей, используя в своей речи специальные риторические приемы для более точного выражения своих мыслей и эмоциональных состояний. Люди, отрицающие этнические различия между людьми, такие приемы используют значительно реже. Этническая нетерпимость и изоляционизм в межэтнических отношениях людей также проявляется в игнорировании собеседников в их повседневном общении на родном языке.

Люди, склонные давать свои оценки событиям и персонажам, описываемым в текстах, как правило, относятся к представителям других культур более критично. Тенденция к обобщению связана с формированием этнических стереотипов, что приводит к этнической нетерпимости и этническому эгоизму в межэтнических отношениях.

Таким образом, речевые характеристики личности могут быть надежным источником информации о личностных характеристиках субъекта речевой деятельности, определяющих его стиль межкультурного взаимодействия и социализации в инокультурном окружении.


Финансирование
Исследование выполнено при поддержке Российского Гуманитарного Научного Фонда, проект 11-26-17001а/Fra.


Литература

Вио А., Москвичева С.А. Проблема репрезентации языка в сознании его носителей в условиях языкового приграничья: к вопросу о потребности в карельском языке. Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Психология и педагогика, 2013, No. 1, 92–97.

Воркачев С.Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: Становление антропоцентрической парадигмы в языкознании. Филологические науки, 2001, No. 1, 64–81.

Григорьян Э.Р., Мунтян М.А., Сафонова М.А. Глобализация и моделирование социальной динамики. М.: Институт социальных наук, 2001.

Донцов А.И., Стефаненко Т.Г., Уталиева Ж.Т. Язык как фактор этнической идентичности. Вопросы психологии, 1997, No. 4, 75–86.

Дробижева Л.М. Этническое самосознание русских в современных условиях: идеология и практика. Советская этнография, 1991, No. 1, 3–13.

Имедадзе Н.В. Экспериментально-психологические исследования овладения и владения вторым языком. Тбилиси: Мицниереба,1979.

Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 2006.

Красных В.В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? М.: Гнозис, 2003.

Крупнов А.И. Психологическая структура действий человека. М.: УДН, 1990.

Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. М.: Наука, 1989.

Марцинковская Т.Д. Язык как основание социокультурной идентичности. Мир психологии, 2012, No. 1, 158–170.

Муляр А.-Л.Ю. Культурно-идентификационные процессы этнических меньшинств полиэтничного региона. Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. 1, Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология, 2011, No. 3, 211–218.

Мухина В.С., Павлов С.М. Психология этнической идентичности детей коренных малочисленных народов Севера. Развитие личности, 2001, 3(4), 55–75. 

Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998.

Стадников М.Г., МокрецоваО.Г. Стратегии аккультурации этнических меньшинств: Конфликтные стороны взаимодействия. Вестник С.-Петерб. гос. университета. Сер. 12, 2010, No. 1, 313–321.

Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. Практикум. М.: Аспект Пресс, 2013.

Тупицына И.Н.Речевая коммуникация: личностно-когнитивное измерение: дис. … д-ра филол. наук. Военный университет, Москва, 2005.

Уталиева Ж.Т. Язык как фактор этнической идентичности: Дис. … канд. психол. наук. Мос. гос. университет, Москва, 1995.

Чеботарева Е.Ю. Билингвизм как фактор этнической идентичности ребенка в полиэтнической среде. Личность в межкультурном пространстве: Материалы межвузовской конференции 24–25 ноября 2006 г. Ч. II. М.: Российский университет дружбы народов, 2006, 87–92.

Чеботарева Е.Ю.Основные направления психолингвистических исследований текста молодыми учеными России. Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Вопросы образования. Языки и специальность, 2011, No. 3, 98–101.

Чеботарева Е.Ю. Этническая идентичность молодежи в полиэтнической среде. Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Психология и педагогика, 2012a, No. 1, 22–28.

Чеботарева Е.Ю.Языковая личность носителей миноритарных языков. Материалы Международной научно-практической конференции «Комплексные исследования личности: методология, теория, практика», РУДН, 27–28 сентября. М.: РУДН, 2012b, 292–296.

Чеботарева Е.Ю., Денисенко В.Н., Крупнов А.И. Психолингвистический анализ речевых действий. М.: РУДН, 1998.

Чеботарева Е.Ю., Подобед М.М. Социальная креативность как фактор этнической идентичности личности в межкультурном пространстве. Самореализация личности в межкультурном пространстве. Материалы научно-практической конференции 24–25 мая 2012 г. М.: РУДН, 2012, 248–252.

Berry J.W., Poortinga Y.H., Segall M.H., Dasen P.R. Cross-cultural psychology: research and applications. Cambridge: Cambridge University Press, 1992.

Moskvitcheva S., Chebotareva E. Socialization of representatives from minority cultures: needs in ethnic identity and the language. (Karelia as exemplified). Language and super-diversity: Explorations and interrogations. Jyvaskyla, 2013, 177.

Moscovici S., Personaz P. Study in social influence: Minority influence under conversion behavior in a perceptual task. Journal of Experimental Social Psychology, 1980, 16, 270–282.

Stephan W.G., Stephan C.W. Improving intergroup relations. Sage Publications, 2001.

Tajfel H. Human groups and social categories: Studies in social psychology. Cambridge: Cambridge University Press, 1981.

Поступила в редакцию 5 июня 2014 г. Дата публикации: 26 февраля 2015 г.

Сведения об авторе

Чеботарева Елена Юрьевна. Кандидат психологических наук, доцент, кафедра социальной и дифференциальной психологии, Российский университет дружбы народов, ул. Миклухо-Маклая, д. 6, 117198 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Стиль psystudy.ru
Чеботарева Е.Ю. Коммуникативная личность представителей миноритарной культуры в ситуациях межкультурного взаимодействия. Психологические исследования, 2015, 8(39), 7. http://psystudy.ru

Стиль ГОСТ
Чеботарева Е.Ю. Коммуникативная личность представителей миноритарной культуры в ситуациях межкультурного взаимодействия // Психологические исследования. 2015. Т. 8, № 39. С. 7. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).
[Описание соответствует ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка". Дата обращения в формате "число-месяц-год = чч.мм.гггг" – дата, когда читатель обращался к документу и он был доступен.]

Адрес статьи: http://psystudy.com/index.php/num/2015v8n39/1091-chebotareva39.html

К началу страницы >>