Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

2018 Том 11 No. 57

Мигунова Ю.М. Психологические факторы хронификации при головной боли

МИГУНОВА Ю.М. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ХРОНИФИКАЦИИ ПРИ ГОЛОВНОЙ БОЛИ
English version: Migunova Y.M. Psychological factors of illness perpetuation in patients with headaches 

Клиническая больница No. 85, Москва, Россия

Сведения об авторе
Литература
Ссылка для цитирования


Представлена систематизация исследований психологических факторов хронификации головной боли с позиций культурно-исторического подхода в психосоматике. Хронификация головной боли понимается как процесс, включающий не только медицинские критерии (закрепление симптома), но и психологическое неблагополучие, связанное с болезнью (снижение качества жизни и социального функционирования). Предложена рабочая модель, в соответствии с которой во внутренней картине болезни при головной боли можно выделить взаимосвязанные блоки (1) восприятия и чувствительности к боли, (2) эмоциональной и когнитивной оценки боли, (3) совладания с болью. Снижение качества жизни и функционирования у пациентов с головными болями связаны с определенными изменениями в рамках каждого из блоков. На основе обзора эмпирических исследований показано, что как снижение, так и повышение чувствительности к боли является фактором риска для хронификации боли. Изменение чувствительности связано с эмоциональным контекстом боли, убеждениями о боли, существующими в культуре, к которой относится пациент, а также личностными факторами. Нарушение эмоциональной и когнитивной оценки боли проявляется в чувствительности к тревоге о здоровье, страхе перед болью, а также внешнем локусе контроля в отношении лечения и потере чувства авторства и приводит к избегающему поведению и чувству беспомощности в сфере контроля заболевания. Эмоциональная и когнитивная оценка боли на практике происходят параллельно. Совладание с болезнью может нарушаться на уровне копинг-стратегий и мотивационных изменений. В частности, использование дезадаптивных копингов и ригидное следование определенным стратегиям связано с риском хронификации боли; в то же время сужение мотивационной сферы, использование симптома в рамках построения межличностных отношений и с манипулятивными целями являются показателями ипохондрического развития. На основе выделенных факторов хронификации головной боли обсуждаются мишени психотерапевтической работы с пациентами, диагностики и профилактики на ранних этапах развития болезни.

Ключевые слова: головные боли, психологические факторы хронификации, внутренняя картина болезни, психология здоровья

 

Головные боли являются распространенным симптомом как в психической, так и в соматической клинике. По данным ВОЗ за 2016 год [Информационный бюллетень No. 277, 2016], от 50 до 75% людей в возрасте 18–65 лет в мире имели головную боль на протяжении последнего года, и более 30% из этих людей сообщали о мигрени. 1,7 – 4% взрослого населения мира страдает от хронической головной боли. Наиболее частыми диагнозами, связанными с головными болями, являются мигрени и головные боли напряжения (ГБН). По данным Р.Липтона и М.Бигэла, хронические формы головной боли чаще приводят к потере трудоспособности, чем эпизодические, а потеря трудоспособности для больных с мигренями напрямую связана с показателями удовлетворенности терапией [Lipton, Bigal, 2010]. Все это определяет актуальность изучения факторов, приводящих к хронификации головной боли.

В данной работе хронификация понимается как процесс, включающий не только медицинские критерии (закрепление симптома), но и психологическое неблагополучие, связанное с болезнью (снижение качества жизни и социального функционирования).

Основные психологические факторы хронификации боли с точки зрения культурно-исторического подхода

Культурно-исторический подход, и в частности психология телесности, представляются нам удачной моделью для рассмотрения ключевых феноменов, связанных с ухудшением качества жизни при головной боли, а также для понимания собственно психологических факторов хронификации боли. В качестве основных процессов, через которые удобно рассматривать процесс хронификации боли, можно выделить: восприятие боли, эмоциональную и когнитивную оценку боли и совладание с болью (см. рис. 1).

Восприятие и переживание болевых ощущений связано с чувствительностью к боли, которая определяется физиологическими факторами и социальным контекстом. Можно предположить два основных механизма хронификации ГБ, основанных на изменении чувствительности к боли: (1) повышенная чувствительность к ощущениям в области головы, на базе которой формируются страхи о серьезном заболевании; (2) сниженная чувствительность, которая ведет к пренебрежению собственным здоровьем и усугублению состояния.

Следующий фактор хронификации боли представлен двумя связанными между собой блоками: эмоциональной и когнитивной оценкой болезненных ощущений. Оценка ощущений связана с хронификацией опосредованно, через формирование определенного поведения (избегание). Как основной феномен эмоциональной оценки, связанный с хронификацией боли, мы выделили страх перед болью, а когнитивной оценки – чувствительность к тревоге и особенности локуса контроля в отношении болезни, здоровья и лечения.

Совладание с болью представлено на нескольких уровнях: уровень копингов и уровень мотивационных изменений. Уязвимость к хроническим формам головной боли будет характерна для пациентов с (1) неадекватной репрезентацией болезни, что влечет выбор неэффективных копинг-стратегий; (2) нарушением процессов смыслопорождения и смыслотворчества в условии болезни; (3) воспринимаемой угрозой прогрессирования и неуправляемости болезни.

Таким образом, возникшее ощущение сначала опознается как болезненное, затем получает оценку на уровне эмоционального и когнитивного ответа, а затем должно быть встроено в жизненную систему. Эта модель хорошо согласуется как с моделью житейского смысла Г.Левенталя и др. [Leventhal et al., 1997], в которой репрезентация болезни происходит на двух уровнях – когнитивном и эмоциональном, и вызывает различные ответы, направленные на совладание, так и со взглядами на ВКБ в отечественной психологии телесности (моделью уровней ВКБ [Николаева, 1987] и моделью болезни как семиотической системы [Тхостов, Арина, 1990]).



Рис. 1. Процессы в структуре ВКБ, опосредующие влияние боли на качество жизни, интенсивность жалоб и социальное функционирование при головной боли.


Целью данной работы является построение модели внутренней картины болезни (ВКБ) при головной боли с точки зрения выделения психологических факторов хронификации боли. Теоретический смысл работы заключается в уточнении и дифференциации различных компонентов ВКБ при головной боли и установления их влияния на трансформацию головной боли и на способы адаптации к болезни. Практический смысл работы заключается в выделении мишеней психотерапевтической работы с пациентами, а также в выделении особенностей пациентов, на которые необходимо обращать внимание в отношениях «врач-пациент» в целях формирования комплаентного поведения на ранних этапах заболевания и предупреждения инвалидизации.

Далее будут рассматриваться центральные феномены, связанные с учащением жалоб и снижением качества жизни в связи с социально-психологическими факторами, представленными в модели.

Психологические факторы восприятия и переживания боли: роль ситуативных и личностных факторов

Болевые ощущения по-разному переживаются людьми разных культур, мужчинами и женщинами, взрослыми и детьми. На восприятие боли влияет дискурс, в котором существует человек. Так, в семьях, обращающих и не обращающих внимание на болевые ощущения, может быть разная чувствительность к боли. По данным К.Лэша, в семьях иммигрантов оценка боли, как правило отличается от таковой у коренных жителей, но становится схожей во втором и третьем поколении иммигрирующих семей [Lasch, 2000].

Эмоциональный контекст, который сопровождает болевые ощущения, влияет на ее оценку. Усиление и ослабление боли объясняется через гипотезу мотивационного прайминга П.Лэнга [Lang, 1995], где предполагается, что негативные эмоции активируют избегающее поведение, что усиливает чувствительность к боли, а положительные – поведение достижения, что делает человека более выносливым. Для больных с хроническими болями характерна совокупность эмоциональных (тревога, депрессия), когнитивных (катастрофизация) и болевых особенностей, которые могут получить свое объяснение с точки зрения защитной реакции личности. В таком случае можно предполагать больший уровень чувствительности к боли у людей с хроническими болями. Это косвенно подтверждается данными исследований Д.Безова и соавт.: у людей с хроническими ГБН по сравнению с группой нормы и эпизодическими болями была обнаружена более низкая толерантность к боли [Bezov et al., 2011].

Некоторые личностные особенности также влияют на восприятие боли: при пограничном расстройстве личности (ПРЛ), по данным П.Лудашера и соавт., болевой порог выше по сравнению с группой нормы [Ludäscher et al., 2015]. Вероятно, болевые ощущения низкой интенсивности при ПРЛ могут интерпретироваться в рамках искажений телесной чувствительности (то, что в норме человек описывает как болевое ощущение, для пациента с ПРЛ может получить описание, относящееся к сенестопатиям). Л.МакВильямс и К.Хиггинс [McWilliams, Higgins, 2013]: выявлено, что среди пациентов с хроническими болями (в том числе головными, спинными болями, артритами), значимо выше количество признаков пограничного РЛ, чем в группах нормы и среди больных в ремиссии. Нечувствительность к ранним признакам боли может способствовать затягиванию обращения к врачу и провокации осложнений из-за несоблюдения рекомендаций.

Таким образом, высокая или низкая чувствительность к боли сама по себе не приводит к хронификации, но является фактором риска для групп с определенными убеждениями по поводу боли. При этом ориентация на чувствительность пациента может служить профилактикой формирования неблагоприятного поведения с точки зрения борьбы с симптомом. При низком пороге необходимо обучать пациента немедикаментозным способам управления симптомом. В случае высокого болевого порога, по-видимому, необходимо вырабатывать у пациента способы отмечать телесные ощущения, требующие обращения к врачу.

Фактор оценки болевых ощущений: искажение эмоциональной и когнитивной оценки ситуации болезни

Процессы когнитивной и эмоциональной оценки боли происходят параллельно и на практике зачастую невозможно говорить о том, искажение в эмоциональной или в когнитивной оценке было первичным. Можно лишь условно выделить искажения в эмоциональной оценке, приводящие к возникновению страха, тревоги, чувству субъективного неблагополучия в отношении своих действий по управлению болезнью; и искажения в когнитивной оценке проявляющиеся в дисфункциональных убеждениях о здоровье и болезни. В качестве основных феноменов нарушения эмоциональной и когнитивной оценки рассматриваются страх перед болью, чувствительность к тревоге и локус контроля в отношении болезни и лечения. Хронификация болезни при искажении оценки ощущений происходит вследствие избегающего поведения, а также пассивности в отношении болезни.

Страх перед болью и чувствительность к тревоге как предикторы избегающего поведения

Избегание активности, которая, по мнению пациентов, является провоцирующей для возникновения ГБ, ограничивает репертуар копинг-стратегий, приводит к сужению интересов человека, негативно влияет на качество жизни пациентов. При этом избегание некоторых форм активности, по данным Дж.Сер и Э.Сэнг, может вызывать и усиливать нейропсихологические нарушения [Suhr, Seng, 2012], что способствует формированию и подкреплению негативных представлений о себе и собственных возможностях у пациентов. Дж.Сер и Б.Спикард показали, что избегающее поведение характерно для пациентов, которые оценивают свою боль как опасную и труднопредсказуемую [Suhr, Spickard, 2012]. Для пациентов с головными болями страх перед болью оказался связан с более низкими показателями нейропсихологических тестов [Там же], в связи с чем предлагается термин «когнитофобия», то есть избегание некоторых форм умственной активности у пациентов с головными болями.

Искажение в оценке тревоги по поводу боли также приводит к формированию избегающего поведения. Для измерения этого фактора используется показатель «чувствительность к тревоге» (ЧТ). По данным К.Оканиез и соавт., он тесно связан со страхом боли, но при этом не зависит от тревожности как личностной черты и болевых симптомов [Ocañez et al., 2010]. Т.Смитерман и соавт. пишут, что ЧТ определяется убеждениями о том, что тревога может привести к негативным последствиям трех видов: физическим нарушениям и усилению симптомов, когнитивным или социальным последствиям [Smitherman et al., 2015]. П.Нортон и Г.Асмундсон, Дж.Гринберг и Дж.Бернс, Э.Кеог и М.Кокрейн в своих исследованиях (как среди пациентов с ГБ, так и среди больных со скелетно-мышечными болями) подтверждают наличие связи между ЧТ и страхом перед болью [Asmundson, Norton, 2004; Greenberg, Burns, 2003], а также между ЧТ и усилением боли [Keogh, Cochrane, 2002].

Больные с повышенными показателями ЧТ, попадая в ситуацию возникновения боли, могут особенно остро реагировать на нее. В ситуации, когда пациент не может выделить факторы, влияющие на возникновение боли, или сталкивается с симптомом впервые, его переживания могут усиливаться. Тревога по поводу боли может усугубляться убеждениями о ее негативных последствиях, что приводит к формированию порочного круга: усугубление симптомов на фоне тревоги и тревога по поводу ухудшения состояния.

Роль локуса контроля в отношении болезни и лечения в снижении качества жизни пациентов

Когнитивная оценка симптома связана с выделением и осознанием причин болезни, оценкой симптома в медучреждениях, а анализом последствий болезни. Внимание к феноменологии и опыту больного может осуществляться с помощью ряда психотерапевтических техник. Так, в нарративном подходе [Уайт, 2010] используется идея возвращения человеку авторской позиции, что расширяет возможности пациента управлять своим состоянием. Подчеркивается, что у человека есть собственные ресурсы и опыт во взаимодействии с ситуацией, а также, что человек сам по себе не является источником возникновения проблемы.

Потеря чувства авторства связана с внешним локусом контроля и экстернальностью (приписыванием симптому внешних причин, постулированием невозможности собственного влияния на симптом). А.Гринберг и Э.Сэнг в исследованиях связи локуса контроля и качества жизни у больных с мигренями [Grinberg, Seng, 2017] сообщают о том, что интернальность в отношении болезни связана с более высокими оценками качества жизни, а экстернальность – с ухудшением качества жизни.

Таким образом, субъективная невозможность влиять на симптом, а также приписывание причин заболевания и действия лекарств случайности или судьбе может способствовать развитию чувства беспомощности и приводить к вторичным эмоциональным нарушениям.

Личностный смысл симптома и особенности копингов при хронической боли

Совладание с болью является наиболее развернутым во времени фактором, по сравнению с восприятием и оценкой боли. Оно требует от человека следования определенной линии поведения на протяжении какого-то периода. Процесс совладания с болью рассматривается с точки зрения анализа копингов, а также мотивации совладания.

Согласно Р.Лазарусу и С.Фолкман, копинг-стратегии представляют собой когнитивные или поведенческие способы справляться со стрессом; их делят на проблемно-ориентированные и эмоционально-ориентированные [Lazarus, Folkman, 1984]. В модели саморегуляции в отношении здоровья и болезни Г.Левенталя и соавт. копинги понимаются как стратегии, способы планирования своих действий в отношении ситуации болезни. Это позволяет избежать проблем, которые возникают при разделении копингов на эмоционально- и проблемно-ориентированные. Так, во-первых, эмоциональный ответ сам по себе может являться стратегией совладания, а во-вторых, любой ответ (эмоциональный или когнитивный), который сначала являлся следствием проблемы, через какое-то время может стать причиной новых проблем, требующих решения [Leventhal et al., 1997]. Стратегии поведения в ситуации болезни невозможно рассматривать отдельно от личностных изменений пациента. В качестве основных феноменов, связанных с хронификацией, рассматриваются особенности копингов, влияние болезни на смысловую сферу личности и отношение к симптому.

Адаптивные копинг-стратегии как фактор профилактики осложнения головной боли

Исследования Б.Хоффмана, Л.МакКракена и Д.Терка в рамках оценки эффективности КБТ приводят согласованные данные о снижении показателей интенсивности боли, большей дееспособности и более редкому обращению за медицинской помощью при использовании адаптивных копинг-стратегий [Hoffman et al., 2007; McCracken, Turk, 2002]. В исследовании копингов, проведенном М.Синячкиным и соавт. у больных с различными видами головных болей [Siniatchkin et al., 1999], было выявлено, что пациенты с хроническими формами ГБН и мигрени по сравнению с эпизодическими формами отличаются повышенными уровнями депрессии, тревоги, снижением качества жизни и чаще используют негативные эмоциональные и поведенческие копинг-стратегии. При этом особенности копингов нельзя рассматривать как предикторы изменения структуры головных болей. В исследованиях Д.Валейда и др., а также Т.Визера и др. [Valade et al., 2012; Wieser et al., 2012] сообщается, что пациенты с хроническими и эпизодическими ГБ часто используют одинаковые, в том числе дисфункциональные, стратегии, а значит, нельзя установить однозначную связь между отдельными формами дисфункциональных копингов и хронической болью.

Следующий шаг в исследовании копинг-стратегий связан с предположением о том, что важно не столько наличие адаптивных копингов, сколько их гибкость. В японском исследовании Т.Като [Kato, 2015] предлагается гипотеза гибких копингов, где гибкость определяется как способность эффективно модифицировать копинг-стратегии с учетом различной природы стрессовых ситуаций. Исследование на выборке больных с хроническими и эпизодическими ГБ показывает, что гибкость копинг-стратегий связана с уменьшением вероятности возникновения депрессии в дальнейшем [Там же]. Гибкость копингов оценивается с помощью опросника, измеряющего готовность изменять стратегию борьбы со стрессом, когда она не работает.

Таким образом, выбор способа поведения в связи с симптомом, а также способность к его гибкому изменению может служить профилактикой возникновения хронических состояний. Однако сами по себе отдельные копинг-стратегии не приводят к хронификации боли. По-видимому, важным компонентом в хронификации является не сам способ поведения, а то, что стоит за ним на ценностно-смысловом уровне. Можно предполагать, что именно поэтому ригидность копинг-стратегий может усугублять симптомы: она является показателем негибкости ценностной структуры.

Изменение структуры мотивов в условиях болезни

В отечественной психологии личностные особенности больных с соматическими заболеваниями подробно рассматриваются В.В.Николаевой [1987], А.Ш.Тхостовым, Г.А.Ариной [1990]. Успешность преодоления личностного кризиса в ситуации болезни связана с возможностью смысловой регуляции как особой формы внутренней активности личности [Соколова, Николаева, 1995]. Адаптация к болезни требует перестройки структуры мотивов, введения дополнительных форм заботы о собственном здоровье, профилактики.

Ценностно-смысловой уровень саморегуляции личности в ситуации болезни подвергается значительной нагрузке, происходит поиск новых смыслов, которые будут регулировать жизнь человека, в отдельных сферах жизни появляются ограничения. Одним из механизмов возникновения и закрепления ипохондрических состояний является нарушение ценностно-смыслового уровня ВКБ, описанное в диссертационной работе И.А.Сапаровой [1989]: (1) заострение этически-волевой стороны ценностного – негибкость ценностной структуры, своеобразные отношения с другими людьми: жертвенность, самоотречение; (2) наличие бессознательной мотивации эгоцентрического спектра – мотивация самоутверждения, манипулятивный характер отношений с другими людьми; (3) нарушение процесса смыслопорождения и смыслотворчества.

В зарубежных исследованиях смысловых факторов высказываются идеи, близкие развиваемым в психологии телесности. В исследованиях С.Демжина и соавт. предполагается, что тяжесть боли усиливается в результате когнитивного сдвига в восприятии болезни: головная боль приобретает статус самостоятельного стрессового фактора [Demjen et al., 1990]. Длительность ГБ оказалась связанной с тенденцией к отрицанию влияния стресса и тревог на возникновение головной боли, а также с изменением пропорции между относящимся к ГБ (headache-related distress) и ситуационным дистрессом (situation-related distress) в большую сторону. Механизм хронификации при этом соотносится с описанным в психологии телесности сдвигом «цели на мотив».

В целях профилактики хронификации боли необходимо диагностировать личностные изменения в ситуации болезни и реакции на болезнь как психотерапевтические мишени, поддерживать собственную активность пациента по поиску новых жизненных целей, предупреждать переход в позицию жертвы или манипулятора.

Отношение к симптому как показатель разных вариантов адаптации к болезни

Можно выделить три варианта места симптома в жизни пациента, которые будут приводить к различиям в системе адаптации к болезни: (1) я управляю симптомом; (2) симптом управляет мной; (3) я слит с симптомом.

В первом случае пациент с хроническим симптомом будет направлять свои усилия на контроль симптома, но система его мотивов не будет изменяться в сторону ипохондрического развития. В противоположном случае (симптом управляет личностью) пациенты сообщают о значительных ограничениях, которые возникли в жизни из-за болезни, декомпенсации. Основные усилия направлены на «обслуживание» симптома. Наконец, симптом может выступать как «инструмент» для построения особых отношений с другими людьми, он получает определенные функции в общении. Статус больного может предоставлять бонусы с точки зрения выражения некоторых эмоций: страха, печали, требования поддержки и помощи, выражение агрессии. Например, С.Полат и соавт. в своем исследовании показали, что пациенты с мигренью по сравнению с нормой имеют более высокие показатели по шкалам «Выражение гнева» [Polat et al., 2015].

В ситуации хронических головных болей пациенты могут быть склонны к определенному типу отношений с симптомом. Психологическая адаптация к хроническим заболеваниям (на примере онкозаболеваний) рассматривается в работе Д.В.Московченко [2016] как происходящая через формирование когнитивной оценки вероятности прогрессирования заболевания. Выделяется два противоположных варианта когнитивной оценки вероятности прогрессирования заболевания: оценка контролируемости и оценка угрозы прогрессирования заболевания. Последняя связана с тревогой по поводу болезни и охранительным поведением. Несмотря на то что адаптация к ситуации хронических головных болей отличается от онкологических заболеваний, конструкт когнитивной оценки прогрессирования заболевания может быть важным для разведения различных типов адаптации к болезни.

Болезнь выносится вовне из тела человека, попадая в плоскость межличностного взаимодействия. Если проследить метафоры, связанные с болью, то можно заметить, что человек начинает относиться к ней не только как к объекту или состоянию, но и как к субъекту, с которым возможны «отношения». Так, в обыденной речи используются метафоры «построения отношений» с болезнью, «борьбы», можно быть «знакомым» с симптомом или «ждать прихода» симптома, «встречаться» и «прощаться». Таким образом, наблюдается переход к рассмотрению болезни (особенно хронической болезни) как спутника личности. В этом контексте особенно важна способность окружения больного и медицинского персонала, с которым человек осуществляет коммуникацию по поводу болезни, поддерживать и обеспечивать ресурс чувства авторства.

Заключение

Специфические изменения ВКБ при хронических заболеваниях могут возникать на ранних этапах развития болезни и служить предикторами снижения адаптации. В целях профилактики и преодоления хронификации боли особенно важно обращать внимание на следующие характеристики боли и поведения, связанного с болью.

- Искажения чувствительности к боли. Социокультурный контекст, а также наличие некоторых личностных расстройств (ПРЛ) может влиять на восприятие боли. Необходима оценка субъективной чувствительности к боли и при необходимости обучение пациента стратегиям выделения болевых ощущений, требующих обращения за медицинской помощью.

- Страх перед болью и убеждения об особенно деструктивной роли тревоги могут приводить к хронификации боли через избегающее поведение. Важно предупредить образование порочного круга тревоги, довести до осознания пациента механизмы запуска и последствия избегающего поведения.

- Внешний локус контроля в отношении лечения. Убеждения в неспособности самостоятельно справляться с симптомом или контролировать свое состояние связаны со снижением качеством жизни. Важно подчеркивать собственные успехи пациента по контролю за болью, а также делать видимой логическую связь между систематическими усилиями пациента по воздействию на симптом, лечением и ослаблением симптомов.

- Использование дезадаптивных копинг-стратегий и, что наиболее важно, ригидное следование определенным стратегиям. Дезадаптивные копинг-стратегии являются фактором риска для хронификации симптома, необходимо обучать пациента различным способам справляться с болью, а также стимулировать к поиску новых стратегий, гибкому использованию копингов.

- Концентрация на боли, обеднение остальных сфер жизни. Особенно важными в диагностике изменения личности по ипохондрическому типу являются потеря чувства управления собственной жизнью, подчинение всей жизни строгим правилам в связи с возникающей болью, отказ или значительное ограничение прежней активности, а также слияние с симптомом, использование его как способ выстраивать межличностные отношения.


Выражение признательности
Автор благодарит за помощь в подготовке статьи научного руководителя, доцента факультета психологии МГУ имени М.В.Ломоносова Елену Игоревну Рассказову.


Приложение



Рис. 2. Процессы в структуре ВКБ, опосредующие влияние боли на качество жизни, интенсивность жалоб и социальное функционирование при головной боли.


Литература

Всемирная организация здравоохранения. Головные боли. Информационный бюллетень, No. 277, 2016.

Московченко Д.В. Совладающее поведение женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы: дис. … канд. психол. наук. МГМСУ им. А.И. Евдокимова, Москва, 2016.

Николаева В.В., Арина Г.А. От традиционной психосоматики к психологии телесности. Вестник Московского университета. Серия 14, Психология, 1996, Nо. 2, 8–17.

Сапарова И.А. Особенности смысловой регуляции деятельности при ипохондрических состояниях разного генеза: дис. ... канд. психол. наук. МГУ имени М.В.Ломоносова, Москва, 1989.

Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М.: SvR-Аргус, 1995.

Тхостов А.Ш., Арина Г.А. Теоретические проблемы исследования внутренней картины болезни. Психологическая диагностика отношения к болезни при нервно-психической и соматической патологии: сб. науч. тр. Л.: Ленингр. науч.-исслед. психоневрол. ин-т, 1990. С. 32–38.

Тхостов А.Ш. Психология телесности. М.: Смысл, 2002.

Уайт М. [White M.] Карты нарративной практики. Введение в нарративную терапию. М.: Генезис, 2010.

Bezov D., Ashina S., Jensen R., Bendtsen L. Pain perception studies in tension-type headache. Headache, 2011, 51(2), 262–271. doi:10.1111/j.1526-4610.2010.01768.x

Demjen S., Bakal D.A., Dunn B.E. Cognitive correlates of headache intensity and duration. Headache, 1990, 30(7), 423–427.

Greenberg J., Burns J.W. Pain anxiety among chronic pain patients: specific phobia or manifestation of anxiety sensitivity? Behaviour Research and Therapy, 2003, 41(2), 223.

Grinberg A.S., Seng E.K. Headache-Specific Locus of Control and Migraine-Related Quality of Life: Understanding the Role of Anxiety. International Journal Of Behavioral Medicine, 2017, 24(1), 136–143. doi:10.1007/s12529-016-9587-2

Hoffman B.M., Papas R.K., Chatkoff D.K., Kerns R.D. Meta-analysis of psychological interventions for chronic low back pain. Health Psychology: Official Journal Of The Division Of Health Psychology, American Psychological Association, 2007, 26(1), 1–9.

Kato T. Effects of Flexibility in Coping with Chronic Headaches on Depressive Symptoms. International Journal Of Behavioral Medicine, 2015, 22(4), 506–511. doi:10.1007/s12529-014-9443-1

Keogh E., Cochrane M. Anxiety sensitivity, cognitive biases, and the experience of pain. The Journal Of Pain: Official Journal Of The American Pain Society, 2002, 3(4), 320–329.

Lang P.J. The emotion probe. Studies of motivation and attention. The American Psychologist, 1995, 50(5), 372–385.

Lasch K.E. Culture, pain, and culturally sensitive pain care. Pain Management Nursing, 2000, 1(3), 16–22. doi:10.1053/jpmn.2000.976

Lazarus R.S., Folkman S. Stress, appraisal, and coping. New York, NY: Springer, 1984.

Leventhal H., Benyamini Y., Brownlee S., Diefenbach M., Leventhal E.A., Patrick-Miller L., Robitaille C. Illness representations: Theoretical foundations. In: J.A. Weinman, J.A. Weinman (Eds.), Perceptions of health and illness: Current research and applications. Amsterdam: Harwood Academic Publishers, 1977. pp. 19–45.

Lipton R.B., Bigal M.E. The social impact and burden of headache. Handbook Of Clinical Neurology, 2010, Vol. 97, 23–32. doi:10.1016/S0072-9752(10)97002-4

Ludäscher P., von Kalckreuth C., Parzer P., Kaess M., Resch F., Bohus M., Brunner R. Pain perception in female adolescents with borderline personality disorder. European Child and Adolescent Psychiatry, 2015, 24(3), 351–357. doi:10.1007/s00787-014-0585-0

McCracken L.M., Turk D.C. Behavioral and cognitive-behavioral treatment for chronic pain: outcome, predictors of outcome, and treatment process. Spine, 2002, 27(22), 2564–2573.

McWilliams L.A., Higgins K.S. Associations between pain conditions and borderline personality disorder symptoms: findings from the National Comorbidity Survey Replication. The Clinical Journal Of Pain, 2013, 29(6), 527–532. doi:10.1097/AJP.0b013e31826ab5d0

Norton P.J., Asmundson G.G. Anxiety sensitivity, fear, and avoidance behavior in headache pain. Pain, 2004, 111(1–2), 218–223.

Ocañez K.S., McHugh R.K., Otto M.W. A meta-analytic review of the association between anxiety sensitivity and pain. Depression and Anxiety, 2010, 27(8), 760–767. doi:10.1002/da.20681

Polat S., Hocaoglu C., Kirbas S., Tufekci A. Anxiety sensitivity, alexithymia, and anger among patients complaining of migraine-type headache. Klinik Psikofarmakoloji Bulteni, 2015, 25(1), 149.

Siniatchkin M., Riabus M., Hasenbring M. Coping styles of headache sufferers. Cephalalgia: An International Journal Of Headache, 1999, 19(3), 165–173.

Smitherman T.A., Davis R.E., Walters A.B., Young J., Houle T.T. Anxiety sensitivity and headache: Diagnostic differences, impact, and relations with perceived headache triggers. Cephalalgia, 2015, 35(8), 710–721. doi:10.1177/0333102414557840

Suhr J.A., Seng E.K. Neuropsychological functioning in migraine: clinical and research implications. Cephalalgia: An International Journal Of Headache, 2012, 32(1), 39–54. doi:10.1177/0333102411430265

Suhr J., Spickard B. Pain-related fear is associated with cognitive task avoidance: Exploration of the cogniphobia construct in a recurrent headache sample. The Clinical Neuropsychologist, 2012, 26(7), 1128–1141. doi:10.1080/13854046.2012.713121

Valade D., Fontenelle F., Roos C., Rousseau-Salvador C., Ducros A., Rusinek S. Emotional Status, Perceived Control of Pain, and Pain Coping Strategies in Episodic and Chronic Cluster Headache. Europe's Journal Of Psychology, 2012, 8(3), 461–474. doi:10.5964/ejop.v8i3.308

Wieser T., Walliser U., Womastek I., Kress H.G. Dysfunctional coping in headache: Avoidance and endurance is not associated with chronic forms of headache. European Journal Of Pain, 2012, 16(2), 268–277. doi:10.1016/j.ejpain.2011.06.011

Поступила в редакцию 7 ноября 2017 г. Дата публикации: 24 февраля 2018 г.

Сведения об авторе

Мигунова Юлия МихайловнаПсихолог-консультант, медицинский психологклиническая больница No. 85, ФМБА России, ул. Москворечье, д. 16, 115409 Москва, Россия. 
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Стиль psystudy.ru
Мигунова Ю.М. Психологические факторы хронификации при головной боли. Психологические исследования, 2018, 11(57), 12. http://psystudy.ru

Стиль ГОСТ
Мигунова Ю.М. Психологические факторы хронификации при головной боли // Психологические исследования. 2018. Т. 11, № 57. С. 12. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).
[Описание соответствует ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка". Дата обращения в формате "число-месяц-год = чч.мм.гггг" – дата, когда читатель обращался к документу и он был доступен.]

Адрес статьи: http://psystudy.ru/index.php/num/2018v11n57/1533-migunova57.html

К началу страницы >>