Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Ураева Г.Е., Боголюбова О.Н. Опыт переживания онлайн-агрессии у молодых взрослых: современное состояние и перспективы исследования проблемы

English version: Uraeva G.E., Bogolyubova O.N. The experience of online aggression in young adults: current state and future development
Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, Россия

Сведения об авторах
Литература
Ссылка для цитирования


Рассматривается проблема онлайн-агрессии у молодых взрослых на основе проведенного систематического обзора публикаций в западных рецензируемых журналах. Анализируется 15 статей, опубликованных в иностранных реферируемых журналах в период с 2004 по 2011 год и отобранных по специальным критериям. Описывается распространенность явления онлайн-агрессии, факторы риска виктимизации в интернет-пространстве и психологические последствия переживания онлайн-агрессии. Намечены перспективные направления психологического исследования проблемы онлайн-агрессии у молодых взрослых.

Ключевые слова: онлайн-агрессия, виктимизация, cyberbullying, психологический статус, интернет-пространство

 

В современном мире использование интернет-ресурсов является неотъемлемой частью жизни. Информационные технологии, развиваясь, все прочнее входят в нашу жизнь, привнося с собой как преимущества, так и риски. Современные подростки и молодые взрослые значительную часть своего свободного времени проводят в интернет-пространстве. По данным социологических исследований, большую часть времени в интернете молодые люди уделяют общению в социальных сетях, а также обмену мгновенными сообщениями в специальных программах (ICQ, Skype, IM).

Общение в интернете привлекает, как правило, простотой и удобством, но, помимо пользы и удовольствия, оно может содержать и некоторые угрозы. В последние годы в западных научных журналах появляется все больше публикаций, посвященных проблеме агрессии в интернет-пространстве. В России, несмотря на огромную популярность интернета, проблема онлайн-агрессии пока не стала предметом научного изучения. В то же время уже сейчас отечественные психологи сталкиваются с проблемой переживания онлайн-агрессии и ее психологическими последствиями у своих клиентов. Таким образом, представляется целесообразным ввести проблему онлайн-агрессии в сферу дискуссий в российской психологии, познакомить отечественных психологов с современным состоянием исследований по этой проблеме и наметить перспективы изучения онлайн-агрессии в нашей стране.

Основной задачей нашего теоретического исследования являлось построение систематического обзора исследований психологических последствий переживания онлайн-агрессии взрослыми людьми. Поиск русскоязычных статей осуществлялся в базе данных российской Научной электронной библиотеки (НЭБ, http://elibrary.ru). Поиск англоязычных публикаций для настоящего обзора производился в базах данных Scopus и Web of Science по следующим ключевым словам: cyberbullying, online harassment, Internet harassment, online victimization, online bully, cyberstalking.

В Научной электронной библиотеке не было обнаружено русскоязычных статей, посвященных проблеме переживания онлайн-агрессии. В то же время в журналах, входящих в базы данных Scopus и Web of Science, были обнаружены 134 статьи, посвященные проблеме онлайн-агрессии. В большинстве этих статей выборку для исследования составляли подростки. Несмотря на то что молодые взрослые также являются активными интернет-пользователями, опыт столкновения с онлайн-агрессией в этой возрастной группе оказался менее исследованным. Так, в результате проведенного поиска было обнаружено лишь шесть статей, где выборку составили молодые взрослые (возраст 18–30 лет). При этом лишь в одной статье рассматривалось влияние опыта переживания онлайн-агрессии на психологическое состояние молодых взрослых. Поскольку целью нашего исследования являлось рассмотрение психологических аспектов переживания онлайн-агрессии, было принято решение отобрать и также включить в обзор статьи, представляющие исследования психологических коррелятов переживания онлайн-агрессии (независимо от возраста участников исследования). В результате в анализ были добавлены еще девять статей.

Таким образом, в обзор вошли 15 статей, опубликованных в иностранных реферируемых журналах в период с 2004 по 2011 год. Структура обзора включает определение онлайн-агрессии, данные о распространенности, а также описание факторов риска и психологических последствий опыта переживания онлайн-агрессии.

Определения онлайн-агрессии

Представляется необходимым начать представляемый здесь обзор с определения терминов. В англоязычных научных работах для обозначения проявлений агрессии в интернет-пространстве используются следующие термины: cyberbullying, internet (online) harassment или cyberstalking.

Чаще всего встречается термин cyberbullying, понимаемый как «любое поведение, осуществляемое с помощью электронных или цифровых устройств индивидами или группами, которое заключается в неоднократной передаче враждебных или агрессивных сообщений с целью нанести вред другим или привести их в дискомфортное состояние» [Tokunaga, 2010]. Это наиболее широкое определение, включающее в себя различные проявления агрессии, как в интернете, так и в коммуникации по мобильному телефону. Некоторые исследователи утверждают, что мобильные телефоны чаще становятся инструментом для проявления агрессии, чем интернет [Turan et al., 2011], но большинство помещают в фокус внимания изучение агрессии именно в онлайн-пространстве, ссылаясь на большую распространенность этого способа психологического давления [Patchin, Hinduja, 2010; Ybarra, 2004].

Термин cyberbullying происходит от школьного «буллинга», что означает «травлю» ребенка сверстниками с помощью как физических, так и психологических методов воздействия. Некоторые исследователи утверждают, что термин cyberbullying может использоваться только в том случае, если это явление является частью офлайн-буллинга, то есть происходит из школьной среды – переходит из реального пространства в виртуальное [Wolak et al., 2007]. Термин cyberbullying чаще используется, когда идет речь о подростках, но это название встречается и в работах, связанных с онлайн-агрессией среди взрослых. В западных интернет-ресурсах подчеркивается допустимость применения термина cyberbullying только по отношению к детям до 18 лет, во всех остальных случаях рекомендуется использовать термин internet harassment (подробнее см.: http:// stopcyberbullying.org). Исследователи Wolak с соавторами [Wolak et al., 2007] говорят о том, что термин online harassment должен использоваться в случаях, когда агрессия в интернете исходит от незнакомца.

Последний из интересующих нас терминов – cyberstalking – происходит от английского слова stalking (преследование). Cyberstalking, к примеру, во многих штатах США является уголовно наказуемым преступлением [Southworth et al., 2007]. Термином cyberstalking описывают различные формы поведения, которые включают повторяющиеся угрозы и/или оскорбления посредством электронной коммуникации и заставляют человека опасаться за свою безопасность [Finn, 2004]. Это явление отличается намерением вселить страх или даже ужас в жертву, а также определенной длительностью – не менее четырех недель [Alexy et al., 2005]. Этот термин, так же как и internet harassment, используется только в отношении взрослых людей, по данным исследований, средний возраст жертв cyberstalking – 32,6 года и 86,8% жертв составляют женщины [Sheridan, Grant, 2007].

Термин online harassment, или онлайн-агрессия, представляется наиболее подходящим в контексте исследования данного явления среди молодых взрослых. Он описывает взаимодействие в интернет-пространстве между людьми старше 18 лет, при котором агрессию может проявлять как знакомый жертве человек, так и незнакомый, его намерения и цели могут быть разными, длительность такого взаимодействия также варьируется.

Однако необходимо отметить, что в данное время среди исследователей онлайн-агрессии нет согласия относительно терминологии, что затрудняет сравнение данных, полученных в разных работах.

Распространенность и характеристики онлайн-агрессии

Следующим этапом обзора состояния исследований в области онлайн-агрессии является представление данных о распространенности этого явления и его характеристиках.

В исследовании, проведенном Finn (2004) в университетском кампусе в США, из 339 студентов 10–15% сообщили об опыте переживания онлайн-агрессии. В то же время результаты исследования, проведенного в другом университете США, показали, что 21,9% из 439 студентов были жертвами онлайн-агрессии, а 8,6% выступали агрессорами [MacDonald, Roberts-Pittman, 2010]. Представляет также интерес исследование Henson с соавторами [Henson et al., 2011], в котором сообщается, что 42% пользователей социальных сетей (из 914 студентов, средний возраст 20 лет) имели опыт переживания межличностной виктимизации в интернет-пространстве. Межличностная виктимизация определялась в этой работе как наличие неоднократного опыта переживания как минимум одной из следующих форм воздействия в социальных сетях: нежелательный контакт, агрессия, угрозы физического воздействия, сообщения сексуального характера и продолжение подобных воздействий после того, как жертва попросила прекратить.

В исследовании виктимизации вследствие cyberstalking, проведенном этими же авторами, сообщаются сходные данные: 41% опрошенных студентов имели опыт переживания различных форм повторяющегося преследования с помощью электронных устройств, из них 20% были жертвами онлайн-агрессии [Reyns et al., 2011]. В исследовании, проведенном в Турции, показатели распространенности опыта переживания агрессии с помощью электронных средств еще выше – 59,8%, из них 20,7% – агрессия посредством интернета, 27,7% – посредством мобильных телефонов и в 51,7% случаев участвовали и интернет, и мобильные телефоны [Turan et al., 2011].

Таким образом, по данным различных исследовательских работ, распространенность опыта переживания агрессии, проявляемой с помощью электронных устройств, варьируется от 10 до 60%, а распространенность агрессии в интернете – от 10 до 20%. В качестве причин такого значительного разброса значений могут выступать различия в используемых разными авторами определениях онлайн-агрессии (от более специфических до самых широких), а также различия задействованных выборок (в т.ч. культурные различия).

Продолжая описание онлайн-агрессии на основе публикаций в западных рецензируемых журналах, обратимся к распространенности использования различных средств передачи агрессивных сообщений. Агрессивное воздействие осуществлялось с помощью мгновенных текстовых сообщений (Skype, ICQ, Windows Messenger) в 13–19% случаев, посредством e-mail – в 13–16% случаев [Finn, 2004; MacDonald, Roberts-Pittman, 2010]. По разным данным, онлайн-агрессия осуществлялась посредством социальных сетей – оценки разнятся от 25% [MacDonald, Roberts-Pittman, 2010] до 42% [Henson et al., 2011] случаев. Также передача агрессивных сообщений в интернете может осуществляться в чатах и с помощью размещения негативной информации о человеке, или его изображений, на веб-сайтах, но эти средства используются реже [MacDonald, Roberts-Pittman, 2010]. Итак, имеющиеся данные показывают, что в отношении молодых взрослых онлайн-агрессия проявляется чаще всего в социальных сетях.

Помимо изучения общей распространенности опыта переживания онлайн-агрессии, представляет интерес вопрос о существовании различий в подобном опыте между юношами и девушками. Из рассматриваемых нами шести публикаций в двух сообщается об отсутствии таких различий [MacDonald, Roberts-Pittman, 2010; Finn, 2004], авторы остальных работ обнаружили некоторые отличия. Так, например, Henson и Reyns [Henson et al., 2011; Reyns et al., 2011] отмечают, что женщины почти в два раза чаще являются жертвами онлайн-агрессии, чем мужчины. Эти данные могут объясняться тем, что эти авторы изучают в большей степени онлайн-преследование (cyberstalking), чем онлайн-агрессию (cyberbullying). Turan с соавторами [Turan et al., 2011] также обнаружили, что женщины чаще подвергаются онлайн-агрессии, чем мужчины. В исследовании [Akbulut, Eristi, 2011] отмечается, что мужчины чаще выступают в роли как жертв, так и агрессоров. Таким образом, в этом вопросе, так же как и в вопросе терминологии, среди исследователей нет единого мнения.

При изучении онлайн-агрессии важным параметром также является степень знакомства между жертвой и агрессором. По данным [Turan et al., 2011], среди жертв агрессии 11,8% познакомились с обидчиком в интернете, 8,9% знали того, кто проявлял агрессию, и в 79,3% случаев агрессор был неизвестен. В работе [Finn, 2004] также сообщается, что чаще онлайн-агрессия исходила от незнакомых людей, но разница здесь не так велика, как в исследовании Turan. Степень знакомства между жертвой и агрессором может оказывать влияние на субъективное восприятие онлайн-агрессии жертвой. Существуют данные, что в тех случаях, когда агрессор неизвестен, воздействие этого опыта на психологическое состояние жертвы оказывается сильнее, так как вызывает чувство беспомощности и страх [Hoff, Mitchell, 2009].

Среди факторов, оказывающих влияние на вероятность виктимизации в интернете, выделяют рискованное онлайн-поведение. В работе [Henson et al., 2011], посвященной изучению онлайн-поведения в социальных сетях, сообщается, что открытие доступа к своим профайлам для незнакомых людей увеличивает вероятность виктимизации в 2,6 раза. Количество активных аккаунтов в социальных сетях и дневная частота их посещения также некоторым образом увеличивают вероятность онлайн-виктимизации. Основываясь на полученных данных, авторы этой работы сделали вывод, что именно взаимодействие с незнакомыми людьми в социальных сетях способствует большей уязвимости для онлайн-виктимизации, а не использование социальных сетей само по себе или размещение в них личной информации.

Необходимо также отметить исследование [Akbulut, Eristi, 2011], проведенное на выборке из студентов университета в Турции (N = 254, возраст от 18 до 23 лет). Одной из целей этой работы было изучение взаимосвязи между агрессией и виктимизацией в онлайн-пространстве. Основываясь на полученных данных, авторы предположили, что почти одна четверть всех жертв онлайн-агрессии могут стать агрессорами в будущем, так как 23% случаев проявления агрессии могут быть объяснены предшествующей виктимизацией в онлайн-пространстве. В этом исследовании показано, что желание жертвы отомстить, контратаковать, может воплощаться в реальные действия и способствовать дальнейшему распространению онлайн-агрессии.

Итак, как показывают данные представленных в обзоре научных публикаций, опыт переживания онлайн-агрессии среди молодых взрослых довольно распространен, и в то же время особенности этого опыта еще недостаточно изучены. Распространенность опыта переживания онлайн-агрессии, по разным данным, варьирует от 10 до 20%. Факторами риска могут являться пол, степень знакомства между жертвой и агрессором, а также рискованное онлайн-поведение.

Психологические последствия переживания онлайн-агрессии

Следующая часть настоящего обзора посвящена анализу публикаций, в которых исследуются психологические последствия переживания онлайн-агрессии. Начнем эту часть обзора с описания результатов исследования [Turan et al., 2011], проведенного на выборке молодых взрослых в одном из университетов Турции (N = 579, возраст 18–30 лет). Из 346 респондентов (56,1% всей выборки), которые имели опыт переживания онлайн-агрессии, 54,4% сообщили о негативном влиянии этого опыта на их психологическое состояние. Авторами были обнаружены следующие психологические эффекты переживания онлайн-агрессии: гнев (80,6%), напряженность (12,7%), страх (20%), смущение (8,9%). Девушки значимо чаще, чем юноши, сообщали о чувстве страха и смущении.

Продолжим описанием исследования, проведенного на выборке студентов колледжа США (N = 351, средний возраст 19,9 года), 56,1% из которых сообщили о наличии опыта переживания онлайн-агрессии [Hoff, Mitchell, 2009]. В этой работе авторы изучали психологическое состояние жертв агрессии в интернет-пространстве и их поведенческие реакции в ответ на проявление по отношению к ним агрессивных воздействий, а также то, каким образом жертвы объясняют для себя причины испытанной агрессии. Психологические эффекты опыта переживания онлайн-агрессии измерялись с помощью 9-интервальной шкалы (0 – отсутствие эффекта, 9 – сильная выраженность). Наиболее выраженными оказались следующие последствия опыта переживания онлайн-агрессии: гнев (среднее = 6,56), беспомощность (среднее = 5,44), печаль (среднее = 4,93) и страх (среднее = 4,74).

Дальнейший анализ данных показал, что, испытывая чувства беспомощности, печали и страха, жертвы онлайн-агрессии становились более замкнутыми, а чувство гнева влияло на их большую агрессивность. Значимых различий в интенсивности негативного влияния онлайн-виктимизации на юношей и девушек обнаружено не было. Помимо психологических коррелятов опыта переживания онлайн-агрессии, авторы получили интересные данные о субъективном восприятии людьми причин случившегося. Среди всех респондентов, сообщивших об опыте переживания онлайн-агрессии, 91% в качестве возможной причины указали различные межличностные проблемы: разрыв романтических взаимоотношений (41%), зависть (20%) и нетерпимость (16%). Мы видим, что в большинстве случаев молодые взрослые, имевшие опыт переживания онлайн-агрессии, объясняли для себя такое поведение наличием у агрессоров проблем во взаимоотношениях.

В исследовании [Price, 2010], проведенном на выборке молодых австралийцев (N = 548, возраст от 10 до 25 лет), имевших опыт переживания онлайн-агрессии, 86% респондентов сообщили о негативном влиянии на них опыта переживания онлайн-агрессии. В числе воздействий онлайн-виктимизации на психологическое состояние респонденты отмечали уменьшение уверенности в себе (78%), снижение самооценки (70%), а также негативное влияние на дружеские взаимоотношения (42%). Значительное число респондентов отметили также негативное влияние этого опыта на их эмоциональное состояние, а именно чувство печали (75%), раздражение (72%, из них 52% сообщили о чувстве гнева), фрустрацию (58%), смущение (48%) и страх (48%). Анализ развернутых ответов позволил также идентифицировать суицидальные мысли у 3% респондентов и самоповреждающее поведение, связанное с опытом переживания онлайн-агрессии, у 2%.

Можно также отметить ряд работ, в которых изучались взаимосвязи между опытом переживания онлайн-агрессии и депрессивной симптоматикой. В первой из этих работ рассматривались взаимосвязи между опытом переживания онлайн-агрессии и депрессией на выборке подростков (выборка из 7313 школьников 6–10-х классов, США), 13,8% из которых сообщили об опыте онлайн-виктимизации [Wang et al., 2011]. В этом исследовании было обнаружено, что депрессивная симптоматика более выражена у подростков, часто подвергавшихся онлайн-агрессии, чем у подростков, имевших несистематический подобный опыт.

В исследовании [Ybarra, 2004], проведенном посредством телефонного интервью на выборке подростков (N = 1501, возраст от 10 до 17 лет), были получены следующие результаты. Мальчики с выраженной депрессивной симптоматикой в три раза чаще сообщали об опыте переживания онлайн-агрессии за прошедший год, чем мальчики с умеренной депрессивной симптоматикой или не имеющие такой симптоматики. Среди девочек подобных взаимосвязей обнаружено не было. Автор делает вывод, что у подростков с выраженной депрессивной симптоматикой по критериям DSM-IV, регулярно использующих интернет, вероятность наличия также опыта онлайн-виктимизации выше. Позже было проведено уточняющее исследование на этой же выборке, в котором рассматривалась значимость онлайн-виктимизации в понимании депрессии подростков [Mitchell et al., 2007]. Анализ данных с помощью логистической регрессии показал, что взаимосвязь между депрессивной симптоматикой и опытом переживания онлайн-агрессии потеряла свою значимость после введения в математическую модель опыта переживания агрессии вне онлайн-пространства. Таким образом, понимание феномена онлайн-агрессии и ее психологических последствий не может быть полным вне более широкого контекста изучения межличностной агрессии и переживания последствий насилия, как онлайн, так и офлайн.

В исследовании [Hinduja, Patchin, 2010] изучались взаимосвязи между опытом онлайн-виктимизации и суицидальным поведением. Выборку составили учащиеся средних школ США (N = 1963, средний возраст 12,8 года). В данной выборке 20% респондентов сообщили о суицидальных мыслях и 19% сообщили о попытках суицида.Статистически было показано, что опыт переживания онлайн-агрессии объясняет только 6% вариации суицидальных намерений. Это означает, что опыт онлайн-виктимизации является лишь одним из многих факторов, оказывающих влияние на суицидальное поведение. Но также в результате проведения этого исследования были получены данные, что подростки, имевшие опыт переживания онлайн-агрессии, почти в два раза чаще предпринимали попытки суицида, чем подростки, не имевшие такого опыта. Эти данные могут говорить о том, что опыт переживания онлайн-агрессии может вносить определенный вклад в развитие суицидальных намерений.

В обзор также вошла исследовательская работа, проведенная на выборке молодых людей, проживающих в Азии и на островах Тихого океана [Goebert et al., 2011]. Авторы изучали воздействие опыта переживания онлайн-агрессии на психическое здоровье респондентов. В этом исследовании приняли участие учащиеся старших классов школ (N = 677). Из всех респондентов 56,1% сообщили о наличии опыта переживания онлайн-агрессии за прошедший год. С помощью логистической регрессии было показано, что онлайн-виктимизация увеличивала вероятность депрессии почти в два раза и вероятность суицидальных попыток в 3,2 раза.

В завершение отметим исследование [Ybarra, Mitchell, 2008], выполненное на выборке подростков в возрасте от 10 до 17 лет (N = 1500). В этой выборке 9% респондентов сообщили об опыте переживания онлайн-агрессии за прошедший год, из них 38% сообщили об эмоциональном дистрессе в результате данного опыта, отмечая чувства печали и страха. Респонденты, испытывавшие негативные эмоциональные реакции, чаще сообщали о повторяющемся опыте онлайн-виктимизации, чем респонденты, не испытывавшие дистресса.

Как показано выше, в научных публикациях представлены данные о наличии взаимосвязей между опытом переживания онлайн-агрессии и негативным психологическим состоянием. По данным разных авторов от 38 до 86% респондентов сообщают о негативном влиянии на их психологическое состояние опыта онлайн-виктимизации. В рассмотренных нами работах чаще упоминаются такие эмоциональные реакции, как гнев, печаль и страх. Также в представленных исследованиях неоднократно отмечается, что вероятность наличия у жертв онлайн-агрессии выраженного дистресса выше, если опыт виктимизации в онлайн-пространстве носит систематический характер. В нескольких работах показаны значимые взаимосвязи между опытом переживания онлайн-агрессии, депрессивной симптоматикой и суицидальными намерениями, что говорит о серьезности возможных психологических последствий данного опыта.

Заключение

Представленные в настоящем обзоре исследования содержат важную информацию об особенностях переживания онлайн-агрессии молодыми взрослыми, а также о возможных психологических последствиях такого опыта. Однако многие из этих работ имеют определенные ограничения.

Cильное влияние на результаты исследований оказывает понимание содержания феномена онлайн-агрессии конкретным автором. Здесь играет роль и период, который интересует исследователей, например, опыт за прошедший год или за всю жизнь; насколько часто и систематически человек подвергался онлайн-агрессии, формы проявления агрессивных воздействий.

Важными ограничениями полученных данных являются также ретроспективный характер исследований и применение исключительно опросных методов. Большинство исследований ограничиваются лишь обнаружением взаимосвязей между опытом переживания онлайн-агрессии и характеристиками психологического состояния респондентов по данным самоотчета.

Также необходимо отметить, что большинство представленных нами данных о психологических коррелятах опыта переживания онлайн-агрессии были получены на выборках подростков, в то время как психологические последствия переживания онлайн-агрессии у молодых взрослых остаются малоизученными.

Отсутствие в отечественных научных журналах публикаций по этой проблематике указывает на недостаточную разработанность в нашей стране этой новой, практически значимой и динамично развивающейся темы исследований.

Таким образом, современное состояние исследований феномена онлайн-виктимизации как во всем мире, так и в России указывает на необходимость дальнейших разработок в этой области и открывает возможность для российских исследователей предложить оригинальные способы исследования психологических аспектов этой проблемы.


Литература

Akbulut Y., Eristi B. Cuberbullying and victimization among Turkish university students. Australasian Journal of Educational Technology, 2011, 27(70), 1155–1170.

Alexy E.M., Burgess A.W., Baker T., Smoyak S.A. Perceptions of cyberstalking among college students. Brief Treatment and Crisis Intervention, 2005, 5(3), 279–289.

Finn J. A survey of online harassment at a university campus. Journal of Interpersonal Violence, 19(4), 2004, 468–483.

Goebert D., Else I., Matsu C., Chung-Do J., Chang J.Y. The Impact of cyberbullying on substance use and mental health in a multiethnic sample. Matern Child Health, 2011, 15(8), 1282–1286.

Henson B., Reyns B.W., Fisher B.S. Security in the 21st century: Examining the link between online social network activity, privacy and interpersonal victimization. Criminal Justice Review, 2011, 36(3), 253–268.

Hinduja S., Patchin J.W. Bullying, cyberbullying and suicide. Archives of Suicide Research, 2010, 14(3), 206–221.

Hoff D.L., Mitchell S.N. Cyberbullying: causes, effects and remedies. Journal of Educational Administration, 2009, 47(5), 652–665.

MacDonald C., Roberts-Pittman B. Cyberbullying among college students: prevalence and demographic differences. Procedia – Social and Behavioral Sciences, 2010, Vol. 9, 2003–2009.

Mitchell K.J., Ybarra M., Finkelhor D. The relative importance of online victimization in understanding depression, delinquency, and substance use. Child Maltreatment, 2007, 12(4), 314–324.

Patchin J.W., Hinduja S. Cyberbullying and self-esteem. Journal of School Health, 2010, 80(12), 614–621.

Price M., Dalgleish J. Cyberbullying. Experiences, impact and coping strategies as described by Australian young people. Youth Studies Australia, 2010, 29(2), 51–59.

Reyns B.W., Henson B., Fisher B.S. Being pursuit online: applying cyberlifestyle-routine activities theory to cyberstalking victimization. Criminal Justice and Behavior, 2011, 38(11), 1149–1169.

Sheridan L.P., Grant T. Is cyberstalking different? Psychology, Crime and Law, 2007, 13(6), 627–640.

Southworth C., Finn J., Dawson S., Fraser C., Tucker S. Intimate partner violence, technology and stalking. Violence Against Women, 2007, 13(8), 842–856.

Tokunaga R.S. Following you home from school: A critical review and synthesis of research on cyberbullying victimization. Computers in Human Behavior, 2010, 26(3), 277–287.

Turan N., Polat O., Karapirli M., Uysal C., Turan S.G. The new violence type of the era: Cyber bullying among university students. Violence among university students. Neurology, Psychiatry and Brain Research, 2011, 17(1), 21–26.

Wang J., Nansel T.R., Ianotti R.J. Cyber and traditional bullying: differential association with depression. Journal of Adolescent Health, 2011, 48(4), 415–417.

Wolak J., Mitchell K.J., Finkelhor D. Does online harassment constitute bullying? An exploration of online harassment by known peers and online-only contacts. Journal of Adolescent Health, 2007, 41(6 Suppl 1), 51–58.

Ybarra M.L. Linkages between depressive symptomatology and internet harassment among young regular internet users. Cyber Psychology and Behavior, 7(2), 2004, 247–257.

Ybarra M.L., Mitchell K.J. How risky are social networking sites? A comparison of places online where youth sexual solicitation and harassment occurs. Pediatrics, 2008, 121(2), 350–357.

Поступила в редакцию 29 января 2013 г. Дата публикации: 26 февраля 2013 г.

Сведения об авторах

Ураева Галина Евгеньевна. Аспирант, факультет психологии, Санкт-Петербургский государственный университет, Университетская наб., д. 7/9, 199034 Санкт-Петербург, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Боголюбова Ольга Николаевна. Кандидат психологических наук, доцент, факультет психологии, Санкт-Петербургский государственный университет, Университетская наб., д. 7/9, 199034 Санкт-Петербург, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Стиль psystudy.ru
Ураева Г.Е. Боголюбова О.Н. Опыт переживания онлайн-агрессии у молодых взрослых: современное состояние и перспективы исследования проблемы. Психологические исследования, 2013, 6(27), 12. http://psystudy.ru

Стиль ГОСТ
Ураева Г.Е. Боголюбова О.Н. Опыт переживания онлайн-агрессии у молодых взрослых: современное состояние и перспективы исследования проблемы // Психологические исследования. 2013. Т. 6, № 27. С. 12. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).
[Описание соответствует ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка". Дата обращения в формате "число-месяц-год = чч.мм.гггг" – дата, когда читатель обращался к документу и он был доступен.]

Адрес статьи: http://psystudy.ru/index.php/num/2013v6n27/787-uraeva27.html

К началу страницы >>