Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Related Articles

Черткова Ю.Д., Алексеева О.С., Фоминых А.Я. Взаимосвязь удовлетворенности жизнью, диспозиционных черт личности и Темной триады личностных свойств

English version: Chertkova Yu.D., Alekseeva O.S., Fominykh A.Ya. Life satisfaction, personality traits and Dark triad
Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, Москва, Россия
Психологический институт РАО, Москва, Россия

Сведения об авторах
Литература
Ссылка для цитирования


Удовлетворенность жизнью (life satisfaction) представляет собой когнитивный компонент в структуре показателей общего благополучия (subjective well-being). В данном исследовании удовлетворенность жизнью сопоставляется с диспозиционными чертами личности, диагностированными по опроснику HEXACO-PI-R, и негативными личностными характеристиками, относящимися к Темной триаде. Выборка включает 363 респондента (55,6% женщин; возраст от 18 до 70 лет, M = 25,3, SD = 10,7). Удовлетворенность жизнью связана в первую очередь с экстраверсией, в меньшей степени – с добросовестностью, доброжелательностью и эмоциональностью. Из показателей Темной триады с удовлетворенностью жизнью коррелирует только нарциссизм.

Ключевые слова: удовлетворенность жизнью, общее благополучие, диспозиционные черты личности, Темная триада

 

Представление о собственном благополучии (subjective well-being) рассматривается как сложный конструкт, включающий два эмоциональных компонента (положительные и отрицательные эмоции), и когнитивный компонент – удовлетворенность жизнью (life satisfaction) [Diener et al., 1985; Busseri, Sadava, 2011]. Именно о когнитивном компоненте или об удовлетворенности жизнью и пойдет речь в данной статье.

Показатель удовлетворенности жизнью является максимально общей субъективной оценкой [Shin, Jonason, 1978; Diener, 1984; Diener et al., 1985]. Это означает, что во-первых, он отражает глобальную оценку жизни респондента безо всякой детализации (то есть не позволяет узнать, удалась ли семейная жизнь, радуют ли дети, не подводит ли здоровье, не остановилось ли продвижение по службе). И во-вторых, критерии оценки не задаются интервьюером, а выбираются самим респондентом, и при этом остается неизвестным, на какие стандарты респондент ориентируется, с кем себя сравнивает, и почему жизнь его радует или, наоборот, разочаровывает. Иначе говоря, удовлетворенность жизнью – это общее ощущение, которое может сформироваться как «вследствие», так и «вопреки», а его детерминантами могут стать самые разные характеристики – внутренние диспозиции или внешние обстоятельства; высокая цель, которая еще не достигнута или сравнение себя с другими; стечение благоприятных (неблагоприятных) факторов или основной эффект, в свете которого незначительным кажется все остальное.

Удовлетворенность жизнью в структуре представлений о собственном благополучии

Удовлетворенность жизнью связана с двумя другими компонентами представления о собственном благополучии (позитивными и негативными эмоциями), что было показано в первых же исследованиях, анализировавших структуру конструкта [Diener et al., 1985], и неоднократно воспроизводилось в дальнейшем (см. обзор [Busseri, Sadava, 2011]). Сам факт связи не подвергается сомнению, однако до сих пор обсуждается, являются ли три компонента общего благополучия рядоположенными [Arthaud-Day et al., 2005; Westerhof et al., 2006; Linley et al., 2009] или иерархически организованными [Sheldon, Lyubomirsky, 2006; Busseri et al., 2007; Sheldon, Hoon, 2007; Romero et al., 2009], или же между ними существуют причинно-следственные связи и соотношение эмоциональных компонентов (гедонический баланс) определяет когнитивный компонент [Schimmack et al., 2002; Cummins, Nistico, 2002].

Корреляции между удовлетворенностью жизнью и эмоциональными компонентами представления о собственном благополучии находятся на среднем уровне, а стабильность показателя удовлетворенности жизнью несколько выше, чем показателей позитивных и негативных эмоций (например, соответственно 0,76 vs 0,69 и 0,69) [Anusic et al., 2012].

Удовлетворенность жизнью в структуре личности

Анализ представлений о собственном благополучии, и, в частности, удовлетворенности жизнью, исторически связан с разными направлениями – исследованием «счастливости» («happiness») в психологии личности, позитивной самооценки в гуманистической психологии, адаптивности в психологии индивидуальных различий и в когнитивной психологии, социального сравнения, стереотипов и стандартов в социальной психологии (см. обзор [Diener et al., 2003]).

При первом мета-анализе связей удовлетворенности жизнью с особенностями личностной сферы было показано, что существенную роль в удовлетворенности жизнью играет активность, которая проявляется как социабельность, доминантность, поиск ощущений, темп деятельности и т.д. [DeNeve, Cooper, 1998].

Удовлетворенность жизнью в какой-то мере определяется достигнутыми целями, преодоленными трудностями, своевременностью перемен, происходящих в личной и профессиональной жизни. И в той мере, в какой она связана с достижениями и желаемыми переменами, она зависит от регуляторных характеристик, таких как вера в собственные силы (self-efficacy), планирование, умение оценить последствия своих действий [Azizli et al., 2015]. Очевидно и то, что удовлетворенность жизнью, являющаяся результатом осуществленных планов и неупущенных возможностей, связана с самооценкой [Bajaj et al., 2016; Błachnio et al., 2016]. Самооценка не только непосредственно связана с удовлетворенностью жизнью, но и опосредует влияние на нее других характеристик [Du et al., 2015].

Вместе с тем, низкая амбициозность, «философское» отношение к своим обязанностям, способность получать удовольствие от жизни в настоящий момент, не задумываясь о будущем, тоже способны создать общее радостное восприятие жизни. Так, не только перфекционисты, но и те, кто совсем не стремится достичь идеала в том, что делает, одинаково удовлетворены жизнью. А демаркационная линия между удовлетворенными и неудовлетворенными жизнью определяется адаптивностью. Адаптивные перфекционисты и не-префекционисты отличаются по удовлетворенности жизнью от дезадаптированных перфекционистов. Иначе говоря, связи между чертами личности и удовлетворенностью жизнью могут опосредоваться третьими характеристиками [Park, Jeong, 2015].

На уровень удовлетворенности жизнью влияет весь комплекс характеристик, связанных с невротизмом, – повышенная тревожность, склонность испытывать чувство вины снижают удовлетворенность жизнью, что проявляется особенно отчетливо на клинических популяциях [Dryman et al., 2016].

Удовлетворенность жизнью обнаруживает связи с Темной триадой личностных черт: как правило, она имеет положительные корреляции с нарциссизмом (на уровне 0,45) и невысокие отрицательные – с макиавеллизмом и неклинической психопатией [Aghababaei, Błachnio, 2015].

При сопоставлении удовлетворенности жизнью и показателей темперамента и характера, диагностированных по опроснику Клонингера (Temperament and Character Inventory – ТСI), было показано, что удовлетворенность жизнью в наибольшей степени связана с самонаправленностью (положительно) и избеганием вреда (отрицательно). При регрессионном анализе, в процессе которого рассматривались различные сочетания показателей опросника ТСI, удовлетворенность жизнью лучше всего предсказывалась комбинацией из трех показателей – самонаправленности, сотрудничества и трансцедентности Я [Park et al., 2015].

Неоднократно с удовлетворенностью жизнью сопоставлялись диспозиционные черты личности – показатели опросника Айзенка, Большой пятерки и HEXACO.

При мета-анализе результатов показано, что все три показателя опросника Айзенка связаны с удовлетворенностью жизнью – отрицательно невротизм и психотизм, положительно (и наименее тесно) – экстраверсия [Steel et al., 2008]. Связи с Большой пятеркой, которая рассматривалась чаще всего, варьируют от работы к работе. Так, в некоторых исследованиях значимые связи с удовлетворенностью жизнью обнаруживают все 5 диспозиционных черт личности [Grevenstein, Bluemke, 2015], в других – все, кроме открытости опыту [Romero et al., 2009], в третьих – только невротизм и экстраверсия. При мета-анализе надежные связи с удовлетворенностью жизнью демонстрируют низкий невротизм, экстраверсия и сознательность. В целом диспозиционные черты личности обусловливают не менее 40% вариативности показателя удовлетворенность жизнью [DeNeve, Cooper, 1998; Steel et al., 2008].

При сопоставлении удовлетворенности жизнью с 6 факторами, определяемыми моделью HEXACO, наиболее тесные связи были получены с экстраверсией и сознательностью, более низкие – с эмоциональной стабильностью, честностью / скромностью и доброжелательностью, то есть почти все диспозиционные черты личности, кроме открытости опыту, в той или иной мере оказались связаны с удовлетворенностью жизнью [Romero et al., 2015]. При регрессионном анализе (черты, входящие в шестифакторную модель рассматривались как независимые переменные, а удовлетворенность жизнью как зависимая) показано, что наиболее весомый вклад вносит экстраверсия [Aghababaei, Błachnio, 2015]. Мета-анализ результатов сопоставления HEXACO и удовлетворенности жизнью не проводился, поскольку шестифакторная структура личности появилась сравнительно недавно и исследования пока немногочисленны.

Хотя диспозиционные черты личности обнаруживают связи с удовлетворенностью жизнью, они практически не опосредуют изменения удовлетворенности жизнью, возникающие вследствие значимых событий. Так, при лонгитюдном прослеживании выборки анализировалось непосредственное и отсроченное изменение удовлетворенности жизнью при вступлении в брак, рождении первого ребенка, потери работы и смерти супруга. Корреляции удовлетворенности жизнью с чертами личности после этих изменений практически не отличались от тех, которые были получены в «фоновом» периоде, то есть до этих событий. Есть всего несколько исключений. При более высокой доброжелательности, во-первых, удовлетворенность жизнью после вступления в брак снижалась, и, во-вторых, реакция на потерю работы была менее сильной; открытость опыту и невротизм были связаны с повышением удовлетворенности жизнью при появлении первого ребенка; в выборке потерявших работу открытость опыту была негативно связана с удовлетворенностью жизнью, а сознательность – вообще с ней не связана [Yap et al., 2012; Anusic et al., 2012, 2014].

Показатель удовлетворенности жизнью часто включается в межкультурные исследования, однако их цели, как правило, состоят в выяснении социально-экономических факторов, влияющих на удовлетворенность жизнью. Цель нашего исследования – выяснить структуру связей удовлетворенности жизнью с диспозиционными чертами личности и сопоставить с результатами, получаемыми в зарубежных исследованиях.

Выборка

Выборка исследования включает 363 человека (202 женщины, 161 мужчина) в возрасте от 18 до 70 лет (М = 25,3; SD = 10,7). Из всей выборки 260 человек имеют хотя бы одного сиблинга, 77 человек являются единственными детьми в семье, количество сиблингов неизвестно у 25 респондентов. В браке состоит 56 человек; холостых / незамужних – 292 человека; в разводе – 11; семейное положение неизвестно у 3 респондентов.

Методы

Удовлетворенность жизнью

Использовалась шкала удовлетворенности жизнью (Satisfaction with Life Scale, SWLS) [Diener et al., 1985; Pavot et al., 1991]. Опросник Е.Динера включает 5 утверждений, направленных на оценку испытуемым качества своей жизни в целом по отношению к определенному идеалу:

1) В целом моя жизнь близка к тому, что я считаю идеальным.
2) У меня отличные условия для жизни.
3) Я удовлетворен своей жизнью.
4) На сегодняшний день я преуспел во всем, что важно в жизни.
5) Если бы я мог прожить жизнь заново, я бы почти ничего не стал менять.

Кроме того, испытуемому предлагалось ответить, насколько он удовлетворен своей карьерой и личной жизнью. Испытуемые оценивали свое согласие с данными утверждениями по шкале Ликерта от 1 до 5.

Диспозиционные черты личности

В исследовании использован адаптированный для российской выборки опросник HEXACO-PI-R (HEXACO Personality Inventory – Revised) [Lee, Ashton, 2004; Ashton et al., 2014; Егорова, Паршикова, 2015]. Опросник содержит 100 утверждений и предназначен для диагностики шести диспозиционных черт личности (честности, эмоциональности, экстраверсии, доброжелательности, добросовестности и открытости новому опыту) и 25 фасеток.

Темная триада

Для диагностики Темной триады использовался короткий опросник Темной триады (The Short Dark Triad Questionnaire, SD3), предназначенный для диагностики трех негативных черт личности – макиавеллизма, неклинического нарциссизма и неклинической психопатии [Jones, Paulhus, 2014; Егорова и др., 2015].

Методы анализа данных

Обработка результатов производилась c использованием языка программирования R (R-3.2.3 Wooden Christmas-Tree) и статистического пакета Statistica 8.0. Для оценки взаимосвязи переменных использовались коэффициенты ранговой корреляции Спирмена. Различия между группами оценивались путем сопоставления средних (по t-критерию Стьюдента), дисперсий (по F-отношению), величины эффекта (Kohen’s d) и путем проведения множественных сравнений (ANOVA). Кроме того, в работе использовался регрессионный анализ.

Результаты и обсуждение

Удовлетворенность жизнью

В нашем исследовании показатель удовлетворенности жизнью (life satisfaction – LS) рассматривается как характеристика переживания человеком счастья и субъективного благополучия.

Нами были получены оценки удовлетворенности жизнью в целом и двумя ее значимыми составляющими – работой и личной жизнью. Самооценка испытуемыми уровня общей удовлетворенности жизнью по шкале Е.Динера лежит в пределах от 5 до 25 баллов, то есть охватывает весь спектр возможных значений (М = 15,61; SD = 4,45). Оценка удовлетворенности своей личной жизнью варьировала от 1 до 5 (М = 3,71; SD = 1,33), карьерой – также от 1 до 5 (М = 3,41; SD = 1,26). Оценки показателя удовлетворенности жизнью, удовлетворенностью личной жизнью и карьерой связаны друг с другом, однако корреляции между ними умеренные (см. табл. 1).

Таблица 1
Взаимосвязи различных показателей удовлетворенности жизнью (ранговые корреляции Спирмена)

Показатели R Спирмена Значимость
LS – удовлетворенность личной жизнью 0,427 0,000
LS – удовлетворенность карьерой 0,367 0,000
Удовлетворенность личной жизнью – удовлетворенность карьерой 0,375 0,000

Примечания. LS – показатель удовлетворенности жизнью.


Показатель субъективного благополучия более тесно связан с удовлетворенностью личной жизнью (r = 0,427, p < 0,000), чем с карьерой (r = 0,367, p < 0,000).

Половые различия в удовлетворенности жизнью

Половые различия в удовлетворенности жизнью невелики (см. табл. 2).

Таблица 2
Половые различия в показателях удовлетворенности жизнью (средние, стандартное отклонение, величина эффекта)

  Кол-во испытуемых Среднее Станд. откл. t-критерий F- отношение d
LS
Женщины 202 15,28 4,48 –1,75 1,05 0,19
Мужчины 158 16,10 4,38
Удовлетворенность личной жизнью
Женщины 200 3,57* 1,37 –2,22 0,38 0,23
Мужчины 153 3,88* 1,28
Удовлетворенность карьерой
Женщины 195 3,33 1,28 –1,31 0,66 0,14
Мужчины 152 3,51 1,24

Примечания. * – статистически значимые различия средних между группами; LS – показатель удовлетворенности жизнью.


По показателям удовлетворенности жизнью различия между мужчинами и женщинами не достигают уровня значимости, однако на уровне тенденции мужчины несколько превосходят женщин по этой характеристике (16,10 vs 15,28, p = 0,08). Удовлетворенность личной жизнью у мужчин выше, чем у женщин (3,88 vs 3,57, p = 0,02), а в удовлетворенности карьерой представители обоих полов значимо не отличаются (3,51 vs 1,24, p = 0,19).

Вариативность показателей сходна в обеих подгруппах по всем рассматриваемым характеристикам (нет значимых различий по F-отношению).

Дополнительным показателем выраженности половых различий является величина эффекта (Kohen’s d). Она вычисляется как разница в средних баллах в подгруппах мужчин и женщин, деленная на усредненное по обеим подгруппам стандартное отклонение. Положительное значение d предполагает более высокий уровень экспериментального показателя у мужчин, а отрицательное – у женщин. Чем сильнее d отклоняется от 0, тем большие половые различия наблюдаются по данной характеристике. Величина эффекта положительна для всех трех характеристик удовлетворенности жизнью, но абсолютное значение d невелико.

Можно говорить о несколько более высокой удовлетворенности жизнью у мужчин по сравнению с женщинами, особенно в области личной жизни.

Факторы семейной среды и удовлетворенность жизнью

Средовые факторы, относящиеся к родительской семье, не оказывают влияния на показатели психологического благополучия. В работе показано, что наличие сиблингов и порядковый номер рождения не связаны с LS. Подгруппы испытуемых (единственные дети, первые в двухдетных семьях, вторые в двухдетных семьях, первые в многодетных семьях, не первые в многодетных семьях) при множественных сравнениях не демонстрировали значимых различий.

Брачный статус на момент заполнения опросников связан с удовлетворенностью жизнью. Поскольку средний возраст вступления в брак в России в конце XX – начале XXI века 22–24 года для женщин и 24–27 лет для мужчин, для анализа влияния брачного статуса из выборки были отобраны респонденты старше 25 лет [Захаров, 2013]. Сравнивались данные испытуемых, которые не состоят в зарегистрированном браке, и женатых / замужних.

Различия между этими подгруппами наблюдались в LS (13,0 vs 16,2, p = 0,001), но отсутствовали в удовлетворенности карьерой (3,03 vs 3,38, p = 0,21) и, что интересно, личной жизнью (3,42 vs 3,68, p = 0,38). Можно предполагать, что, с одной стороны, более психологически благополучные люди с большей вероятностью вступают в брак, а с другой – сам брачный статус вносит вклад в удовлетворенность жизнью («все как у людей»).

Взаимосвязь показателей удовлетворенности жизнью и обобщенных личностных черт

В данной статье мы обратимся только к шести обобщенным показателям опросника HEXACO-PI-R без анализа данных по фасеткам (см. табл. 3).

Таблица 3
Взаимосвязи показателей удовлетворенности жизнью и обобщенных личностных черт (ранговые корреляции Спирмена)

Показатели
удовлетворённости
жизнью
Обобщенные
личностные свойства
Кол-во испытуемых R Спирмена Значимость
LS Честность 362 0,049 0,350
Эмоциональность 362 –0,203 0,000
Экстраверсия 362 0,362 0,000
Доброжелательность 362 0,117 0,026
Добросовестность 362 0,226 0,000
Открытость новому опыту 362 –0,036 0,497
Удовлетворенность личной жизнью Честность 355 0,064 0,231
Эмоциональность 355 –0,158 0,003
Экстраверсия 355 0,320 0,000
Доброжелательность 355 0,064 0,228
Добросовестность 355 0,223 0,000
Открытость новому опыту 355 0,001 0,986
Удовлетворенность карьерой Честность 349 0,114 0,034
Эмоциональность 349 –0,199 0,000
Экстраверсия 349 0,341 0,000
Доброжелательность 349 0,239 0,000
Добросовестность 349 0,311 0,000
Открытость новому опыту 349 –0,114 0,033

Примечания. LS – показатель удовлетворенности жизнью.


Удовлетворенность жизнью наиболее тесно связана с экстраверсией (r = 0,362, p < 0,000). Экстравертированные люди – общительные, живые, разговорчивые, веселые, активные – вероятно, обладают свойствами, которые повышают жизненный тонус и дают чувство наполненности жизни.

Несколько более низкие коэффициенты корреляции у LS наблюдаются с добросовестностью (r = 0,226, p < 0,000). Можно предполагать, что организованные, дисциплинированные, не склонные к импульсивным поступкам люди склонны рассматривать свою жизнь как «правильную» и в целом удовлетворительную.

Личностной характеристикой, которая уменьшает психологическое благополучие, является эмоциональность (r = –0,203, p < 0,000). Сентиментальность, тревожность, ранимость людей с высокой эмоциональностью приводят к ожиданию негативных событий в жизни и повышенной чувствительности к происходящему в мире.

Невысокие, но значимые корреляции отмечены между LS и доброжелательностью. Доброта, терпеливость, уступчивость в отношениях с окружающими несколько повышают вероятность формирования позитивного восприятия своей жизни.

Удовлетворенность личной жизнью демонстрирует сходную структуру связей с обобщенными личностными чертами. Она положительно коррелирует с экстраверсией (r = 0,320, p < 0,000) и добросовестностью (r = 0,223, p < 0,000) и отрицательно – с эмоциональностью (r = –0,158, p < 0,01).

Удовлетворенность своей карьерой связана со всеми шестью диспозиционными чертами личности. Наиболее сильно она связана с экстраверсией (r = 0,341, p < 0,000), добросовестностью (r = 0,311, p < 0,000) и доброжелательностью (r = 0,239, p < 0,000). Общительные, активные, терпимые люди имеют хорошие отношения с коллегами и могут устанавливать полезные контакты с другими людьми. Собранность, организованность и ответственность способствуют успешности деятельности и ценятся при назначении на большинство должностей, что способствует карьерному росту. Вместе с тем, удовлетворенность карьерой взаимосвязана с двумя личностными характеристиками, которые не коррелируют с другими показателями психологического благополучия – с честностью (r = 0,114, p < 0,05) и открытостью новому опыту (r = –0,114, p < 0,05). Можно предполагать, что неприятие обмана, хоть и является позитивным личностным свойством, не всегда способствует карьерному продвижению и хорошим отношениям в коллективе. Еще более интересно наличие отрицательного коэффициента корреляции между удовлетворенностью карьерой и открытостью новому опыту. Казалось бы, умные, логичные, любознательные люди должны цениться на рабочем месте и иметь карьерный успех. Возможно, отрицательные (хотя и очень небольшие по значению) корреляции между открытостью новому опыту и удовлетворенностью карьерой связаны с большими запросами в отношении работы людей с высокой открытостью новому опыту.

Сходные данные получены при оценке множественной регрессии. Диспозиционные черты личности определяют около 44% дисперсии показателя удовлетворенности жизнью. Результаты регрессионного анализа показали, что в когнитивную составляющую субъективного психологического благополучия из обобщенных личностных характеристик вносит существенных вклад только экстраверсия (β = 0,343, t = 6,109, р = 0,000). Для удовлетворенности личной жизнью значимы экстраверсия (β = 0,290, t = 4,998, р = 0,000) и добросовестность (β = 0,112, t = 2,034, р = 0,042). Удовлетворенность карьерой связана почти со всеми (с пятью из шести) обобщенными чертами личности: с честностью (β = 0,120, t = 2,253, р = 0,024), экстраверсией (β = 0,315, t = 5,711, р = 0,000), доброжелательностью (β = 0,134, t = 2,573, р = 0,010), сознательностью (β = 0,152, t = 2,888, р = 0,004) и открытостью новому опыту (β = –0,123, t = –2,523, р = 0,012).

То, что удовлетворенность карьерой коррелирует с большим количеством личностных черт, можно предположительно отнести на счет более рационального отношения к карьере и комплексного (многопланового) восприятия работы. В свою очередь, восприятие жизни в целом и оценка удовлетворенности жизнью могут быть более целостными и эмоциональными.

Взаимосвязь негативных личностных черт и показателей удовлетворенности жизнью

В данной части исследования в качестве негативных черт личности рассматривается так называемая Темная триада (макиавеллизм, неклинический нарциссизм, неклиническая психопатия).

Из негативных свойств, входящих в темную триаду, только нарциссизм демонстрирует взаимосвязи с когнитивной составляющей психологического благополучия. Коэффициенты корреляции между нарциссизмом и тремя показателями удовлетворенности жизнью значимые (p < 0,001), хотя и относительно невысокие (r от 0,181 до 0,200) (см. табл. 4). Эти корреляции, как и можно было ожидать, положительные, то есть люди, ощущающие свое превосходство над другими, восхищающиеся собой, склонные к демонстративному поведению, имеют большую удовлетворенность жизнью в целом и отдельными ее сторонами (работой и личной жизнью). Корреляции макиавеллизма, психопатии и LS близки к 0.

Таблица 4
Взаимосвязи показателей удовлетворенности жизнью и негативных личностных характеристик (ранговые корреляции Спирмена)

Показатели удовлетворённости
жизнью
Обобщенные
личностные свойства
Кол-во испытуемых R Спирмена Значимость
LS Макиавеллизм 362 0,073 0,164
Нарциссизм 362 0,243 0,000
Психопатия 362 0,024 0,648
Удовлетворенность личной жизнью Макиавеллизм 355 0,004 0,934
Нарциссизм 355 0,181 0,001
Психопатия 355 0,063 0,235
Удовлетворенность карьерой Макиавеллизм 349 –0,003 0,958
Нарциссизм 349 0,200 0,000
Психопатия 349 0,008 0,887

Примечания. LS – показатель удовлетворенности жизнью.


Таким образом, из обобщенных черт личности для всех показателей удовлетворенности жизнью наиболее значимыми являются экстраверсия и добросовестность. Активность и общительность, а также организованность и склонность планировать свои действия способствуют формированию позитивной картины мира и удовлетворенностью жизнью в целом и отдельными ее аспектами. Это соотносится с результатами другой части нашего исследования, которые продемонстрировали высокий вклад в показатели LS жизнестойкости, которая предполагает готовность активно действовать в сложной ситуации, принимать на себя риски и их последствия, убеждение, что человек в состоянии контролировать происходящее [Черткова и др., 2016]. В целом диспозиционные черты личности определяют около 44% дисперсии удовлетворенности жизнью, наибольший вклад вносит экстраверсия, что повторяет результаты, полученные в работе Агхабабае и Блачнио [Aghababaei, Błachnio, 2015]. Из показателей Темной триады только нарциссизм обнаруживает связи с удовлетворенностью жизнью.

Выводы

1. Показатели общей удовлетворенности жизнью и удовлетворенности отдельными сторонами жизни – карьерой и личными отношениями – связаны между собой.

2. Наблюдаются умеренные половые различия по показателям психологического благополучия, в первую очередь – по удовлетворенности личной жизнью.

3. Структура родительской семьи (наличие сиблингов, порядок рождения) не оказывает влияния на показатель удовлетворенности жизнью.

4. Люди, состоящие в браке, больше удовлетворены жизнью. Однако брачный статус не связан с удовлетворенностью личной жизнью и карьерой.

5. Из диспозиционных черт личности в большей мере связана с удовлетворенностью жизнью в целом и ее отдельными составляющими (личной жизнью и карьерой) экстраверсия, в меньшей степени – эмоциональность, добросовестность и доброжелательность. Честность и открытость новому опыту практически незначимы для формирования удовлетворенности жизнью.

6. Среди черт, относящихся к Темной триаде, с удовлетворенностью жизнью положительно связан нарциссизм.


Финансирование
Исследование выполнено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект 15-06-10847a «Природа вариативности негативных черт личности: близнецовое исследование».


Литература

Егорова М.С., Паршикова О.В. Адаптация опросника HEXACO-PI-R на российской выборке. В кн.: Н.А. Батурин (Ред.), Современная психодиагностика России. Преодоление кризиса. Сборник материалов III Всероссийской конференции по психологической диагностике. Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2015. Т. 1, с. 129–134.

Егорова М.С., Ситникова М.А., Паршикова О.В. Адаптация Короткого опросника Темной триады. Психологические исследования, 2015, 8(43), 1. http//psystudy.ru

Захаров С. Куда движется супружество в России? Демоскоп Weekly, 2013, No. 545–546. http://demoscope.ru/weekly/2013/0545/tema02.php

Aghababaei N., Błachnio A. Well-being and the Dark Triad. Personality and Individual Differences, 2015, Vol. 86, 365–368.

Anusic I., Lucas R.E., Donnellan M.B. Dependability of Personality, Life Satisfaction, and Affect in Short-Term Longitudinal Data. Journal of Personality, 2012, 80(1), 33–58.

Anusic I., Yap S.C.Y., Lucas R.E. Does personality moderate reaction and adaptation to major life events? Analysis of life satisfaction and affect in an Australian national sample. Journal of Research in Personality, 2014, Vol. 51, 69–77.

Arthaud-Day M.L., Rode J.C., Mooney C.H., Near J.P. The subjective well-being construct: A test of its convergent, discriminant, and factorial validity. Social Indicators Research, 2005, 74(3), 445–476.

Ashton M.C., Lee K., de Vries R.E. The HEXACO Honesty-Humility, Agreeableness, and Emotionality Factors: A Review of Research and Theory. Personality and Social Psychology Review, 2014, 18(2) 139–152.

Azizli N., Atkinson B.E., Baughman H.M., Giammarco E.A. Relationships between general self-efficacy, planning for the future, and life satisfaction. Personality and Individual Differences, 2015, Vol. 82, 58–60.

Bajaj B., Gupta R., Pande N. Self-esteem mediates the relationship between mindfulness and well-being. Personality and Individual Differences, 2016, Vol. 94, 96–100.

Błachnio A., Przepiorka A., Pantic I. Association between Facebook addiction, self-esteem and life satisfaction: A cross-sectional study. Computers in Human Behavior, 2016, 55(B), 701–705.

Busseri M.A., Sadava S.W., DeCourville N. A hybrid model for research on subjective well-being: Examining common and component-specific sources of variance in life satisfaction, positive affect, and negative affect. Social Indicators Research, 2007, Vol. 83, 413–445.

Busseri M.A., Sadava S.W. A Review of the Tripartite Structure of Subjective Well-Being: Implications for Conceptualization, Operationalization, Analysis, and Synthesis. Personality and Social Psychology Review, 2011, 15(3), 290–314.

Cummins R.A., Nistico H. Maintaining life satisfaction: The role of positive cognitive bias. Journal of Happiness Studies, 2002, 3(1), 37–69.

DeNeve K.M., Cooper H. The happy personality: A meta-analysis of 137 personality traits and subjective well-being. Psychological Bulletin, 1998, 124(2), 197–229.

Diener E. Subjective well-being. Psychological Bulletin, 1984, 95(3), 542–575.

Diener E., Emmons R.A., Larsen R.J., Griffin S. The Satisfaction with Life Scale. Journal of Personality Assessment, 1985, 49(1), 71–75.

Diener E.D., Oishi S., Lucas R.E. Personality, culture, and subjective well-being: Emotional and cognitive evaluations of life. Annual Review of Psychology, 2003, Vol. 54, 403–425.

Dryman M.T., Gardner S., Weeks J.W., Heimberg R.G., Social anxiety disorder and quality of life: How fears of negative and positive evaluation relate to specific domains of life satisfaction. Journal of Anxiety Disorders, 2016, Vol. 38, 1–8.

Du H., Bernardo A.B.I., Yeung S.S. Locus-of-hope and life satisfaction: The mediating roles of personal self-esteem and relational self-esteem. Personality and Individual Differences, 2015, Vol. 3, 228–233.

Grevenstein D., Bluemke M. Can the Big Five explain the criterion validity of Sense of Coherence for mental health, life satisfaction, and personal distress? Personality and Individual Differences, 2015, Vol. 77, 106–111.

Jones D.N., Paulhus D.L. Introducing the Short Dark Triad (SD3): A Brief Measure of Dark Personality Traits. Assessment, 2014, 21(1), 28–41.

Lee K., Ashton M.C. Psychometric properties pf the HEXACO Personality inventory. Multivariate Behavioral Research, 2004, 39(2), 329–358.

Linley P.A., Maltby J., Wood A.M., Osborne G., Hurling R. Measuring happiness: The higher order factor structure of subjective and psychological well-being measures. Personality and Individual Differences, 2009, 47(8), 878–884.

Park H., Jeong D.Y. Psychological well-being, life satisfaction, and self-esteem among adaptive perfectionists, maladaptive perfectionists, and nonperfectionists. Personality and Individual Differences, 2015, Vol. 72, 165–170.

Park H., Suh B.S., Kim W.S., Lee H-K., Park S-C., Lee K. Character profiles and life satisfaction. Comprehensive Psychiatry, 2015, Vol. 58, 172–177.

Pavot W, Diener E, Colvin C.R, Sandvik E. Further validation of the Satisfaction with Life Scale: evidence for the cross-method convergence of well-being measures. Journal of Personality Assessment, 1991, 57(1), 149–61.

Romero E., Villar P., López-Romero L. Assessing six factors in Spain: Validation of the HEXACO-100 in relation to the Five Factor Model and other conceptually relevant criteria. Personality and Individual Differences, 2015, Vol. 76, 75–81.

Romero E., Villar P., Luengo M.A., Gomez-Fraguela J.A. Traits, personal strivings, and well-being. Journal of Research in Personality, 2009, 43(4), 535–546.

Schimmack U., Diener E., Oishi S. Life-satisfaction is a momentary judgment and a stable personality characteristic: The use of chronically accessible and stable sources. Journal of Personality, 2002, 70(3), 345–384.

Sheldon K.M., Hoon T.H. The multiple determination of well-being: Independent effects of positive traits, needs, goals, selves, social supports, and cultural contexts. Journal of Happiness Studies, 2007, 8(4), 565–592.

Sheldon K.M., Lyubomirsky S. Achieving sustainable gains in happiness: Change your actions, not your circumstances. Journal of Happiness Studies, 2006, 7(1), 55–86.

Shin D.C., Jonason D.M. Avowed happiness as an overall assessment of the quality of life. Social Indicators Research, 1978, 5(1), 475–492.

Steel P., Schmidt J., Schultz J. Refining the relationship between personality and subjective well-being. Psychological Bulletin, 2008, 134(1), 138–161.

Westerhof G.J., Thissen T., Dittman-Kohli F., Stevens N.L. What is the problem? A taxonomy of life problems and their relation to subjective well-being in middle and late adulthood. Social Indicators Research, 2006, 79(1), 91–115.

Yap S.C.Y., Anusic I., Lucas R.E. Does personality moderate reaction and adaptation to major life events? Evidence from the British Household Panel Survey. Journal of Research in Personality, 2012, 46(5), 477–488.

Поступила в редакцию 3 августа 2015 г. Дата публикации: 24 февраля 2016 г.

Сведения об авторах

Черткова Юлия Давидовна. Кандидат психологических наук, доцент, факультет психологии, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, ул. Моховая, д. 11, стр. 9, 125009 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Алексеева Ольга Сергеевна. Научный сотрудник, лаборатория дифференциальной психологии и психофизиологии, Психологический институт РАО, ул. Моховая, д. 9, стр. 4, 125009 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Фоминых Анна Яновна. Младший научный сотрудник, лаборатория дифференциальной психологии и психофизиологии, Психологический институт РАО, ул. Моховая, д. 9, стр. 4, 125009 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Стиль psystudy.ru
Черткова Ю.Д., Алексеева О.С., Фоминых А.Я. Взаимосвязь удовлетворенности жизнью, диспозиционных черт личности и Темной триады личностных свойств. Психологические исследования, 2016, 9(45), 8. http://psystudy.ru

Стиль ГОСТ
Черткова Ю.Д., Алексеева О.С., Фоминых А.Я. Взаимосвязь удовлетворенности жизнью, диспозиционных черт личности и Темной триады личностных свойств // Психологические исследования. 2016. Т. 9, № 45. С. 8. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).
[Описание соответствует ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка". Дата обращения в формате "число-месяц-год = чч.мм.гггг" – дата, когда читатель обращался к документу и он был доступен.]

Адрес статьи: http://psystudy.ru/index.php/num/2016v9n45/1238-chertkova45.html

К началу страницы >>